1156 subscribers

Когда мать видит в дочери соперницу...

1,9k full reads
3,5k story viewsUnique page visitors
1,9k read the story to the endThat's 57% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Вспомним уже известную прекрасную девушку Олечку из прошлой статьи. Мы немного поговорили о процессе диссоциации, произошедшей с ней в детстве, но, к большому сожалению, на этом ее детские страдания только начинались. Олечкина мать принадлежала к той категории матерей, кто видел в своем ребенке не дочь, но соперницу, не продолжательницу себя, но нечто, поглощающее ее женское начало, напоминающее о том, что одни цветы вянут и увядают,в то время как другие только готовы распуститься. Многие женщины, сами того не осознавая, в момент рождения у них ребенка женского пола, делают главный, возможно, в их жизни выбор: чего же во мне больше, матери или женщины? любви или соперничества?

Когда мать видит в дочери соперницу...

Олечкина мать выбрала второй вариант.

Итак, Олечке двенадцать лет. Она красивая стройная и умная девочка. Она прекрасно учится, ее хвалят в музыкальной школе, где она занимается на скрипке, а по выходным она проводит в кружке, который в советское время назвали бы "Юный натуралист". Она очень замкнутая. почти не общается со сверстниками, все свободное время старается посвящать книгам и чтению. На самом деле Оля не очень любит скрипку. Ее тайная мечта - это латино - американские тайны. Иногда, по субботам, когда родители еще спали она тихонько включала спортивный канал и, как завороженная, смотрела на прекрасных пластичных юношей и девушек. К сожалению, эта мечта так и осталась мечтой...

Хотя однажды родители все-таки застукали ее за тайным просмотром.
- Оля, что это ты там смотришь?
- Да так ничего , - покрылась красными пятнами Оля.
Мать Олечки нахмурилась, и резким движением повернула к себе телевизор.
- Оля, мы же тебе предлагали с папой пойти на танцы. Сама же отказалась.

В целом, это была правда. Олечка действительно отказалась от танцев сама. Но причина этого отказа таилась, прежде всего, в глубоком комплексе неполноценности Олечки.

Каждое утро, собираясь в школу, мать монотонно и несгибаемо повторяла ей следующее: "Бутерброд на завтрак взяла? Какой же у тебя нос, прям картошкой стал. Чай купишь себе? Господи, какие же у тебя все - таки ноги кривые". Правда иногда бутерброды сменяли печенье, а кривые ноги - уродливой походкой. Оля настолько срослась с тем образом, что создавала ей ее мать, что в конечно счете стала делать все, чтобы этому соответствовать . Она начала искусственно горбить спину, прихрамывать, а главное, стараться убедить и всех окружающих, что ее уродство, с которым она срослась для нее совершенно естественно.

Уже будучи взрослой 40-летней женщиной, у Олечки всегда был железобетонный аргумент в спорах о том, чего человек может достичь:

Ну посмотрите на меня, я же такая некрасивая! И что? я научилась с этим жить. И даже образование получила. Просто, конечно, пришлось проделать большую внутреннюю работу. В детстве я считала, что от моего уродства все просто падают, а потом поняла - это завышенное чувство важности. Да многим все равно, как ты выглядишь. Друзьям важны твои внутренние качества, работодателю -профессиональные, а внешность - пусть у актрис и моделей! что мы получали эстетическое удовольствие.

Последнюю фразу Олечка всегда говорила каким-то неестественным старушечьим голосом, и начинала смеяться каким - то раскатистым смехом былинного крепкого молодца из русских сказок.

Вот что говорит об этом Калшед:

Ощущение целостности затмевается или заслоняется "кривыми зеркалами" "впечатлений" раннего детства – нашими образами в часто искаженном восприятии родителей или других значимых для нас людей...то, как нас видят другие, становится нашим видением себя – внутренним кривым зеркалом. После травмы ..., что-то происходит с нашей душой и мы остаемся с множеством таких "кривых зеркал" и с ощущением, что мы стали отличаться от себя реальных и в каком-то смысле стали менее значимыми." Другими словами, наше "замещение", теми, кем мы пытаемся быть как бы отодвигают наше реальное "я" .

Далее Калшед говорит, что замена кривых зеркал – нелёгкое дело, ведь мы привыкаем к собственному образу, который в них отражается, иногда даже оказываемся зависимыми от него. Защитные кривые зеркала, возникшие однажды в условиях тяжелого страдания при травме, увековечивают хроническую, но терпимую форму страдания. Такое страдание является своего рода хроническим повторением, известным в психоанализе как вынужденное повторение. Оно происходит и происходит и никогда не прекращается.

Каждый новый виток такого страдания подтверждает (для системы самосохранения) правдивость того искаженного образа себя, что отражается в кривом зеркале. Иногда нужен другой человек, который предложил бы нам более правдивое зеркало, в котором мы могли бы разглядеть потенциал нашей целостности. Наиболее распространенный способ подвергнуть сомнению и проверить искаженный образ самих себя – обратиться за альтернативными интерпретациями к тому, кто воспринимает нас совершенно иначе по сравнению с тем, как мы привыкли видеть самих себя.

Иногда эту задачу исполняют психотерапевты, подвергая проверке все то, что произносит внутренний голос системы самосохранения, очень привычный пациенту. Если такая интерпретация оказывается эффективной, пациент может неожиданно увидеть себя иначе, без искажений зеркалами своего детства. Тогда неожиданно открывается возможность для жизни здесь и сейчас.

Люди, порой, сами того не подозревая, ведут по сути войны сами с собой, тратя колоссальное количество энергии на то, чтобы соответствовать образам, которые на них навешали еще в детстве родители, братья и сестры, преподаватели в школе. Красивые привлекательные девушки уродуют себя ужасной походкой или манерой говорить, умные парни, боясь гнева внутреннего отца, начинают грубо ругаться и бить своих жен, дабы заслужить авторитет у тех самых старших, на которых они так не хотели быть похожи.

Умные успешные женщины не спят ночами, получая третье высшее образование, доводят себя до состояния нервного и психического истощения и чувствуют себя счастливыми только тогда, когда соседка - алкоголичка тётя Валя скажет : Оль, ну хватит учиться, уже костлявая и зеленая. Люди носят эти маски сначала как защиту от жестокого мира взрослых, не понимая, как эти маски, со временем врастая в их жизнь, начинают жить собственной жизнью, превращая своих хозяев в рабов.... рабов когда- то надетых несуществующих людей и лиц.

***

У каждого есть свое кривое зеркало, в которое он смотрится, и кажется себе самому то огромным великаном, то крохотной малюткой,то необыкновенно толстым, то тощим как спичка… Тому, кто постиг, что судьбой можно управлять, откроется, что нет необходимости слепо следовать по колее, оставленной первыми впечатлениями в восприимчивой детской душе, что нет необходимости кроить себя и свою жизнь по лекалам первого жизненного опыта. Когда кривое зеркало разлетится вдребезги, появится возможность обрести цельность, и тогда ты сможешь познать радость.

Anais Nin (цит. по: Speerstra, 2005: 508–509)

Екатерина Соколова

Не забывайте подписываться на наш канал Дзен и репостить публикацию в соцсетях.

Больше информации о токсичных отношениях, в инстаграм Евгении Богдановой практикующего психолога, основателя проекта "Токсичные родители💔 "

И лайкнуть не забудьте :)