Что каркнул ворон Эдгара По во всё своё воронье горло по-русски?

19 August 2019

Каждый русскоговорящий ребенок знает, что курочка говорит "Ко-ко-ко", уточка - "Кря-кря", а ворона - "Кар! Карр!"

Каждый русскочитающий, не чуждый прекрасного, знает, что в тридцати четырех переводах самого известного стихотворения Эдгара По на язык родных осин Ворон каркает по-разному.

Почему-то у вполне выдающихся поэтов, безусловно знакомых с термином ономатопея, Ворон без малого сто лет либо говорил по-русски совершенно несвойственные ему звуки, либо - в лучшем случае - прикидывался, что он в русском ни бум-бум, и так и каркал "Nevermore!"

Пока Бетаки не нашел прекрасное: "Не вернуть!"

На этой находке, кстати, можно было бы и завершить обучение Ворона нашему языку. Но - увы!

Вот достаточно свеженький перевод. Там:
...Ворон выкаркнул: "Никак!"
А через пару строф настаиивает:
...Лишь одно: "Никак! Никак!"

Ономатопеть можно от такого никакающего ворона!

Ещё любопытное. Образованнейший переводчик Андреевский в 1878 году, когда басни Крылова знали уже практически все грамотные люди, переводя "Ворона", написал:

...На бюст Паллады взгромоздясь,
На нем удобно поместясь...

Это переводчик так пошалил? Как стали говорить гораздо позже - прикололся?

В общем, эксперименты над "Вороном" были тогда, продолжаются и сейчас. Что развязывает автору руки в желании предложить и свою версию:

Как-то в полночь, в час угрюмый полон был я страстной думы:

«Приходи ко мне, Глафира, ненароком, невзначай.

Приноси кусочек сыра — в доме нету, выручай!

Ведь без сыра — что за чай!»

Я хочу напиться чаю, к самовару подбегаю:

«Приходи скорей, Глафира, малость рядышком побудь», —

ожидая этой встречи, повторял я целый вечер.

И когда собрался в чашку кипятка себе плеснуть,

стук внезапный в двери дома мне почудился чуть-чуть ...

(весь текст полностью)