1265 subscribers

"Детей не тронь. Они - мои!"

1,2k full reads
1,5k story viewsUnique page visitors
1,2k read the story to the endThat's 81% of the total page views
1,5 minute — average reading time
"Детей не тронь. Они - мои!"

– Может, все-таки, останешься? – тоскливо спросил дед, помогая закрыть крышку чемодана. – Хотя бы до осени, а?

Мышка молча помотала головой.

– Сгниёт теперь репка, – безнадежно сказал дед, махнув рукой.

– Ну не могу я! – со слезой в голосе закричала мышка. – Это сильнее меня, понимаешь?

Коротко обняла деда, шмыгнула носом и поволокла чемодан из избы.

Дед вышел на крыльцо проводить.

По деревне стоял стон и плач.

У соседей на крыльце нервно курила Курочка-Ряба, вздрагивая и роняя пепел при каждом доносившемся изнутри ударе, сотрясавшем всю избу.

– Как там твои? – спросил дед.

– На последнем издыхании, можно сказать, – ответила Курочка-Ряба. – Наша-то еще вчера собралась и ушла.

Дед крякнул, попросил прикурить и побрел за околицу.

У обочины тракта расфуфыренная Золушка возле съехавшей в кювет распряженной кареты плакала злыми слезами. Запыхавшаяся фея, как могла, утешала ее, но была тверда:

– Нет, милая девочка, тараканы не годятся. На бегах – да, но не для упряжки...

Деду стало жалко бедняжку. Подошел, стянул треух, поскреб голову.

– Проходи, дед, – раздраженно сказала фея. – Они же у тебя неподкованные. И сами ноги собьют и девочку покалечат в прыжках.

Дед оскорбился и пошел напрямую лугом, топча покос.

Там, где хлеб был уже убран, на голой стерне горько плакала Дюймовочка. Дверь в норку полевой мыши была наспех, крест-накрест заколочена досками.

Дюймовочка подняла полные ужаса глаза на деда:

– Совершенно негде зимовать, – в отчаянии сказала она. – Нужно застрелиться.

Это доконало старика. Он повернулся и бросился домой за вилами, по пути криками подымая соседей...

***

...Первым дудочника в пестром увидел Щелкунчик и истошно заорал:

– Вот он! Бей его!

Но, как всякий человек искусства, сам бить не торопился. Только прыгал за сомкнувшимися спинами сопящей и хекавшей толпы простолюдинов и визжал:

– Пустите, я ему врежу! Он, гад, мне премьеру сорвал!

Избивали дудочника, кричавшего: "Бейте, только дудку не трожьте!", – долго и старательно. Упавшего и скорчившегося особо жестоко пинал сапогами Кот. Еле оттащили. Оказалось, превратившийся в мышь Людоед ушел на зов, не успев переписать документы на недвижимость.

Потом все устыдились и разошлись.

Дудочник, шипя от боли, дополз до сточной канавы, попробовал смыть кровь, мстительно бормоча:

– Погодите! Завтра я вам устрою... Так дудану - все от вас уйдут: и просто внучка, и которая Красная Шапочка, и Мальчик-с-Пальчик...

– Не смей трогать детей, монстр! – перебил его хихикающий голос клоуна из-за канализационной решетки. – Они - мои.