Гражданский подвиг Муму

21 September 2019
Гражданский подвиг Муму

Все дворовые люди столпились на берегу и молча смотрели, как в лодке Герасим помогает Муму поудобнее закрепить тяжелый груз.

Вымокшая до нитки Муму, сидя на корме, дрожала - это была уже третья за сегодня попытка. Две предыдущих оказались безуспешными.

Герасим, ободряя, потрепал Муму по холке. Та глубоко вздохнула несколько раз и перевалилась за борт, сразу камнем уйдя ко дну.

Герасим смотрел, как цепочка мелких пузырьков воздуха отмечает на воде ее путь, потихоньку стравливал сигнальный трос и думал: "Бесполезно это всё... Заканчивать надо... У ей ужо и кислороду-то в баллонах почти что не осталось..."

Когда Герасим закинул Муму в первый раз, вернулась Муму со сдутым мячиком. Горничная Таня громко заплакала, увидев его. "Тише ты, дура! - приструнил ее муж, запойный Капитон. - До мяча ли сейчас!"

Закинул Герасим Муму во второй раз, вытащила Муму размокшую связку бумаг. С трудом разобрали - письма Эраста к Лизе. Раритет, конечно. Но к публикации негодны, практически весь текст смыло.

Шансов на третий раз оставалось все меньше.

На берегу переговаривались. Дворецкий Гаврила допытывался у похмельного Капитона:

- Может, перепутал ты чего спьяну? Может, не сюда она бежала, а вовсе к пруду?

- Да вот те хрест! - истово божился тот. - Сюды! Как с утра тилеграм пришел, что пароход, на коем молодой барин Иван Сергеич плыл, потоп с концами, так она сразу лицом изменимшись - и сюды...

"Кто знает, может, так-то оно всё и к лучшему...", - философски подумал Герасим.

Но тут дворня зашумела, тыча пальцами ниже по течению.

На берег выходила усталая Муму, неся барыню, крепко обхватившую её за шею.

Все зааплодировали.

А тут и почтальон подоспел со второй телеграммой. Спасся, оказалось, Иван Сергеич, прорвался в шлюпку, наобещав матросам кучу денег от маменьки.

Все еще громче обрадовались. Кроме Муму. У нее - нюх. Чуяла что-то, видать, насчет барской любви и благодарности, минуй они нас пуще всех печалей!

***

Иван Тургенев: "Муму – это я!" (читать)