1264 subscribers

По три рубля. Но очень мелкие

6,7k full reads
9k story viewsUnique page visitors
6,7k read the story to the endThat's 74% of the total page views
1 minute — average reading time
По три рубля. Но очень мелкие

Погода злилась с самого утра, к ночи сделалась буря.

В дымной хате уже догорела лучина. Дети спали, дремала и хозяйка, лишь мужик ворочался на полатях.

За окном шумела погода и волновалась река. Явно наступало урочное время.

Чу! В окно постучали.

– Кто там стучится в поздний час? – недовольным голосом спросил мужик.

– То я, – грустно ответили за окном.

– Кто это – я? – куражился мужик. – Я в такую ночь бывают разные. Ты, что ли, Финдлей?

– Нет, не Финдлей, – вздохнули за окном. – Панафидиас Ахилессович Пивораки я.

– Кто? – изумился мужик и поднял ленивою рукой окно.

В свете луны, выкатившейся из-за туч, стоял голый, бородатый и насквозь мокрый гость, глядя прямо на мужика открытым и недвижимым взором.

– А-а-а-а-а! – сказал мужик очень громко нечеловеческим голосом.

Потом пригляделся, замолчал и сказал уже обычным:

– А! Это ты, Грека? Чтоб ты лопнул! Чего приперся?

Гость с трудом поднял руки, онемело висевшие вдоль распухшего тела, повернулся так и этак, показывая впившихся черных раков.

– И почём? – деловито спросил мужик.

– По три, – заискивающе сказал гость.

– Мелкие какие-то, – привередливо сказал мужик. – Те, вчера, были крупные.

– Те были по пять, – возразил гость.

– И куда тебе столько денег? – задумчиво спросил мужик.

– На билет. Домой мне надо, совсем я тут у вас раскисну, – тоскливо сказал гость.

– А зачем тебе билет? – удивился мужик. – Давай, я тебя – за ноги, веслом оттолкну от берега и плыви себе домой бесплатно, чуть качаясь, как живой!

– Ты совсем глупый, да? – разозлился внезапно гость. – Ты хоть в школе учился? Твоя река куда впадает? В Каспийское море! А Греция на каком?

– Ну ладно, ладно, - примирительно сказал мужик. – Давай твоих раков. Эй, баба! Спишь? Деньги доставай.

– Заснешь тут, когда ты так орешь! – заворчала хозяйка, развязывая тряпицу с деньгами.

Дети тоже проснулись, таращились с печи в окно на гостя.

– Спасибо! – сказал тот, принимая мятые трешницы. – Завтра свежих принесу.

– Дядя, а нам принесешь петушков на палочке? – спросил самый бойкий из детей.

– А нету! – грустно сказал тот. – Петушки – они морские, а у вас – речка, в ней одни ракушки, речной огурец называются.

Попрощался и побрел, пошатываясь, к берегу.

– Эй, постой! – вдруг окликнул его вслед мужик. – А в Греции морские петушки на палочке есть?

– В Греции всё есть, – вздохнул, не оборачиваясь, Панафидиас Ахилессович Пивораки.

– Скучает по родине-то! – объяснил мужик, закрывая окно, и завалился обратно на полати. Теперь уж до утра.

В комментариях спрашивают: как так получилось, что Грека сунул в реку только руку, а утоп весь? Отвечаем - ракам и пальца достаточно. Дело было так:

Ехал Грека через реку, кривоногий и хромой.

Сунул Грека руку в реку и качает головой:

– Надо, надо умываться по утрам и вечерам…

Тут, не трудно догадаться, рак за руку Греку – ам!

Всё в нем страшно онемело, опустились руки вниз,

и в распухнувшее тело раки черные впились.

Раки грудь его кусают, тянут за руки ко дну,

и за борт его бросают в набежавшую волну...

Дальше писать не могу, слёзы душат. Сами читайте вот тут:

***

Жалко стало Греку? Тогда вот, есть альтернативная версия, чтобы стало жалко рака:

Грека вышел к берегам Стикса под вечер, когда до отказа набитая лодка уже готова была отчалить...