дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Воланд погиб в Альпах?

2 February 2019

Принято считать, что странная четверка, жившая в отеле "У погибшего альпиниста" – инопланетяне. Но так ли это?

Вот гангстеры, преследовавшие их и расстрелявшие из пулемета пятью сотнями серебряных пуль, были догадливее! Единственное, в чем они ошиблись - не Мозес, которого они прозвали Вельзевулом, главная нечистая сила в этой четверке.

Господин и госпожа Мозес – это явно Бегемот и Гелла. С меньшей вероятностью - Коровьев и Гелла.

С госпожой Мозес, по крайней мере, вообще вопросов нет! Достаточно сравнить, как Гелла вытягивает руку, чтобы открыть оконный шпингалет через форточку, а госпожа Мозес – несет по карнизу банковский сейф руками трехметровой длины.

Да и внешне они схожи.

Ну, а кто же тогда "Вельзевул" – Воланд?

Разумеется, Луарвик Л. Луарвик, кто же еще! Не Олаф же!

Да, жестокий двадцатый век его изрядно потрепал, больше чем все прошедшие до того столетия. В век НТР и мировых войн дьяволу среди людей трудно, да.

Но основные признаки он, все-таки, сохранил.

Например, глаза. То, что они разные, мы знаем и от Булгакова, и от Гёте, и от многих других авторов.

А в личине Луарвика у него проблемы с глазами просто усугубились до крайности: "…один глаз болезненно сощурен, а другой и вовсе закрыт", "...одним глазом он уставился на меня, а другой глаз закатил под лоб", "глаза у него разъехались и снова съехались к переносице", – раз за разом подчеркивают Стругацкие, как бы настойчиво намекая особо непонятливым.

С опорно-двигательными функциями тоже беда. Не помогла, видать, мазь Геллы. Или кончилась.

В Москве Воланд еще просто прихрамывает, а в Альпах уже еле-еле ноги волочит – эта деталь тоже все время подчеркивается.

Можно упомянуть еще такой вторичный признак, как безволосая грудь. Маргарита видит ее в распахнутом вороте ночной сорочки. И инспектор Глебски отмечает: "ночная рубашка Алека была ему явно велика, ворот висел хомутом и обнажал... бледную безволосую кожу на груди".

Но самые прямые доказательства – это, конечно, самоидентификация. Практически признание.

Воланда спрашивают: "Вы немец?"

И он отвечает: "Я-то?.. Да, пожалуй, немец..."

Луарвика спрашивают: "Вы иностранец?"

И он отвечает в том же духе:

" – Очень. В большой степени.
– Вероятно, швед?
– Вероятно. В большой степени швед
".

"Вы в качестве консультанта приглашены к нам?" — спрашивает Берлиоз.
"Да, консультантом", — отвечает Воланд.

И Луарвик заявляет инспектору: "Я иностранный специалист".

Так что даже не сомневайтесь — он это

Остается один только вопрос, которым вы готовы сразить меня наповал: как же это, мол, простым гангстерам удалось завалить самого Воланда, пусть даже ослабшего?

А я отвечу! Вовсе и не факт, что он и свита погибли? Ну, стреляли. Ну, забрали в вертолет тела. Потом вертолет рухнул в озеро – и с концами. Вы их трупы видели? И я – нет.

Александр Чумовицкий