Умейте прощать обиды любимым, чтобы в старости не жалеть о «погубленной» жизни

Как ужасно, когда между родственными душами нет любви! Но еще хуже, когда ее заменяет чувство мести. В семейных отношениях это не редкость, но осознание беды происходит обычно слишком поздно.

Первое впечатление о семейных бедах я почерпнула много лет назад из древнего женского журнала. Он пылился в бабушкином шкафу, и на второй его странице было напечатано письмо. Удивительно, но в нем не шла речь о советских удоях и урожаях, а о простой женской доле. Вкратце передам его смысл:

«Женились по молодости. Через месяц после свадьбы муж разругал меня за плохо приготовленный ужин. Я проявила обиду, он – побил. С тех пор я затаила на него злобу и ненависть. Недавно моего супруга постигла смерть и я поняла, что я тридцать лет не могла забыть его юношеской грубости. Отсутствовало главное – прощение, и всю жизнь я прожила в злобе. Это погубленная жизнь».

Грустную притчу я вспомнила неслучайно. На днях старый друг откровенно рассказал мне о смерти своего тестя. «Он любил властвовать и всю жизнь командовал женой и детьми. Под старость сильно заболел. Его частично парализовало, подняться на ноги уже не мог. Когда мы гостили у родителей жены, заметили, что их отношения полностью изменились. Мужчина еле сдерживал слезы и жаловался на болезнь, а теща огрызалась: «Как ты мне уже надоел! Я и так больная, а тут ты еще все ноешь и ноешь». От этого разговора меня покоробило, сложно было видеть эту картину, но чужая семья есть чужая семья: через два дня тесть покончил с собой. За все время пребывания в больнице супруга его ни разу не навестила».

В первом случае женщина слишком поздно простила обиду, в другом былая любовь превратилась даже не в ненависть, а почти убийство, потому что для умирающего мужа равнодушие жены хуже смерти. Возможно, она опомниться позже, и задаст себе вопрос: - И как теперь жить? Того момента, когда вместо раздраженного крика можно было погладить мужа по голове уже не вернуть. Проявление сострадания от того человека, которого любят, спасли бы жизнь. Но увы, былого времени не вернуть обратно.

Вы скажете, что невозможно ухаживать за тяжело больным человеком и постоянно сострадать ему при этом. Неправда. Передо мной – живой пример моих бабушки и дедушки. Уверенна, между ними бывали ссоры и недопонимания, обиды и крики друг на друга, за пятьдесят лет совместной жизни всякое бывало.

Но когда у бабушки случился инсульт, дедушка три года обходился с ней как с малым ребенком. Он научился убирать квартиру и варить борщ, менять каждый день письмо и даже – писать нам письма (все это раньше делала бабушка). И ни разу не жаловался на свою долю, а уж тем более на свою жену. Он пережил бабушку на восемь лет. Никто не мог укорить его, будто он недодал любви своей больной супруге. Долгое время он горевал о ней, но его совесть была спокойна. Этот покой стоит очень дорого.

Во всех семейных конфликтах есть две стороны. Если есть обиженный, значит есть и обидчик, который может оказаться в очень опасном положении. Из уст в уста передается история о смерти известного музейного деятеля. Он пережил инсульт в больнице, и его выписали домой. Через несколько дней коллеги, пришедшие его навестить, ужаснулись от увиденного. Голодный, он лежал на голом матрасе и еле-еле шептал: «Заберите меня от жены». Оказалось, что женщина, которой он изменял по молодости, отказывала супругу в еде и уходе. Так он и умер – даже без простыни. Можно ли найти хоть одно оправдание ее последней мести? Нет. Месть никогда не бывает справедливой. Не исключено, что позже женщина раскаялась в том, что была бессердечна по отношению к мужу, но ничего уже не изменить.

Надо уметь прощать – вот единственная мудрость, которая спасает семьи. Будем учиться.