Я очень самоуверенный и мне не стыдно

49k full reads
68k story viewsUnique page visitors
49k read the story to the endThat's 73% of the total page views
5 minutes — average reading time
Я очень самоуверенный и мне не стыдно

– Николай Максимович, вы говорили, что сами бы себе завидовали в роли ректора, если бы у вас был бы такой Цискаридзе-ученик. А вот есть сейчас такие ученики у вас в Академии.

– По способностям, к сожалению, нет.

– Ну, так, чтобы никого не обидеть.

– Нет. По способностям нет, по отношению есть, по дарованию есть – и круче меня есть гораздо. Просто я про способности вам говорил. А вот природа, чтобы сочетание координации, мышц и музыкальности, – такого, к сожалению, нет. Ни в Москве, ни в Питере нет.

– То, как вы говорите, может создаться впечатление, что вы очень самоуверенный человек, и понятно, что у вас есть...

– Я очень самоуверенный и мне не стыдно...

– Для этого все данные. Но вот как вы поняли, что вы все-таки №1 и что действительно все ваши данные, все ваше дарование позволит вам стать первым?

– Ну, опять-таки я к этому отношусь не как к награде, а как к обременению, потому что когда ты обладаешь способностями, когда ты занимаешь должность одну из самых завидных, когда тебе платят большую зарплату, когда тебя постоянно приглашают в Кремль, на посольские приемы к королям, к президентам и ты понимаешь, что ты должен всегда держать планку для того, чтобы этому соответствовать, а когда ты этому не соответствуешь, ты с этого слетаешь. Гораздо правильнее самому понять, что все, встать и уступить место.

– Но это же невероятно трудно – то, о чем вы говорите – вот этот груз быть лучшим. Потому что ты не можешь быть вторым, будучи первым.

– Не можешь и не имеешь право. Это эмоционально невероятно тяжело. Потому я хотел, чтобы это закончилось. Потому я когда дождался, я был самый счастливый. Боже, если бы вы знали, как я был счастлив, когда я понял, что все, мне не надо утром вставать, идти на урок.

– Вы занимаетесь физкультурой?

– А я больше никогда не буду. Представляете, какой я счастливый? Я сказал все – 40 лет физической культуре я отдал. У меня была одна из самых красивых фигур в мире, теперь я могу пожрать, теперь мне все равно, какая у меня будет талия. Да пошло оно все к черту.

– Ну, природные данные никуда не денешь. Я думаю, что и талия и все остальное остается.

– К сожалению, да. Я сейчас иногда, когда показывают там что-то – дети тянутся, пытаются на шпагат сесть или что-то. А я так покажу и думаю, господи, 8 лет ничего не делаю, все равно все могу. Опять-таки это природа. Но, к сожалению, мне вот так дало... И слава богу, господи, спасибо, что я нашел этому применение. Ведь очень важно понять, что в тебе есть. Если бы я с этими данными пошел бы в современные танцы, там хип-хоп, брейк-данс – из меня бы ничего не вышло, потому что у меня к этому ничего не было. А вот к классическому балету просто совпадение, я нашел ту дверь, куда надо было зайти.

– А если бы не это, то что?

– Мама хотела, чтобы я стал юристом. Я в итоге закончил Юридическую академию, но уже когда мне было 40. Ее уже 20 лет не было на земле, но я все равно ее желание нечаянно исполнил.

– А часто ли вам приходится говорить родителям детей ваших учеников, что – ну не туда...

– Часто, очень часто. Но родители это не понимают, очень многие родители хотят и видят своего ребенка и считают, что если они заплатят деньги, наймут педагогов, то все получится. К сожалению, нет, это не та профессия.

– А что можете посоветовать ребятам, которые только начинают свой путь? Как быть первым, лидером в своей области, когда ты понял, что вот эта стезя твоя? Как достичь этой первой ступени?

– Ну, прежде всего, если вы действительно нашли, к чему у вас способности, и вы решили, что это ваш путь, вы должны стать в этом супер профессионалом, чтобы любой даже очень крупный специалист понял, что вы разговариваете на равных. Когда я стал ректором, мне пришлось войти в коллектив, где очень много специалистов 80+. Это умудренные методисты, которые пишут книги и т.д. Но так как я был человек с производства, я то, о чем они пишут, я на сцене это делал. Плюс к этому я был педагогом по первому образованию, и я методику знал очень хорошо. И когда через полчаса общения со мной они поняли, что у нас будет только диалог, потому что я не хуже их знаю, как написано, где написано, что я методику знаю...

– Досконально.

– Не просто досконально, а плюс еще, в отличие от них, я практик – и практик хай-класса.

– То есть – есть еще что и добавить.

– Да. Им пришлось передо мной сказать: да, Николай, вы равный нам. Вот если вы профи, какую бы вы ни выбрали в профессию, вы всегда будете побеждать, потому что это закон жизни. Профессионалов не любят, им вставляют палки в колеса, но они в итоге выигрывают всегда.

– Ну, а как же мечта?

– Какая?

– Вот хочется быть артистом балета, данные не совсем те, а полет мысли уже на сцене Большого театра.

– Давайте помечтаем, я всегда за. Знаете, сколько всем я хотел быть? Но я не успел уже. Например, я мечтал кататься на лыжах великолепно. С моей профессией это было нельзя. Встать сейчас в 40 лет, я точно сломаю ногу. Я подумал, не хочу, в следующей жизни. Я мечтал кататься очень хорошо на коньках, нельзя было. Сейчас встал, понял, что если опять навернусь, подумал – в следующей жизни. Вот рожусь в следующей жизни, буду кататься на коньках, на лыжах, на чем угодно. К сожалению, очень много вещей, которые мне не удалось совершить, я понимаю, что уже опоздал. Ну, ничего. Надо принимать это.

– Ну, а критика, которая сыпется на всех тех, кто...

– Прекрасно, пусть сыпется.

– Да? То есть только мотивирует.

– Запомните. Главное, чтобы фамилия была правильно написана. Все остальное ерунда. Еще если они хештег указали, ну и там адрес правильный. Это реклама. Хейтеры, они нужны. Понимаете, когда вам делают гадость кто-то или что-то, вы сразу представьте, комары. Ну, они ж для чего-то созданы Богом. Тараканы. Тля всякая вот эта, плесень. Она ж тоже должна быть.

Если вы читали «Мастера и Маргариту», помните, когда Воланд уже должен улететь из Москвы и к нему приходит Левий Матвей, они сидят на доме Пашкова и смотрят на Москву. И Воланд говорит Левию Матвею: что ваше добро без зла?

Понимаете? Если бы было только добро, мы бы не знали, добро оно или нет. И зло если б было тоже. К сожалению, должны быть и хейтеры, и нормальные люди.