Туапсе и барон Штейнгель


Под Туапсе, в 6 верстах к югу, располагались виноградники барона Максима Васильевича (Магнуса Карла) Штейнгеля, о которых в деталях рассказывает Клинген. Барон Штейнгель – личность примечательная. Киевский сахарозаводчик, биржевик, пайщик металлоткацкой фабрики, имевший дом в самом центре города – на Ярославовом Валу, Штейнгель в 1874 г. приобретает большой земельный надел под Туапсе, на склонах горы Туишхо. Там он разбивает виноградник, а собственные тихие и шампанские вина с него продает в фирменном магазине в Киеве, открытом в пристроенном к дому помещении с подвалом. Всего хозяйство «Туишхо» производило до 2000 ведер виноматериала, а свои вина трехлетней выдержки барон продавал в Киеве по цене от 45 до 85 коп. за бутылку. Вина Штейнгеля брали призы и медали на выставках, а рекламные объявления систематически предостерегали от подделок. Вина можно было купить на месте или заказать на дом по телефонному номеру 91 – хоть бутылками, хоть бочками. Здесь же продавали кавказский мед и сухофрукты.

В 1886 г. имение барона, путешествуя по Черноморскому побережью, посетила графиня П.С. Уварова. В своих «Путевых заметках» она отмечает «5 десятин хорошего виноградника» барона. Как и в Абрау и Дагомысе, виноградниками занимались чехи – управляющий (его имени Уварова не называет) и его помощник Тихачек.


Сам рачительный хозяин, барон Штейнгель заинтересовал виноградарством своих соседей-крестьян, у которых к тому времени уже было несколько десятин виноградников. Вино свое крестьяне также сбывали барону Штейнгелю. Однако, в начале 1900-х гг. наступил винный кризис; для черноморских вин не было рынка сбыта, барон перестал скупать виноград у соседей, кое-кто из которых даже приступил к уничтожению своих виноградников.

Вина с лозы его виноградников под Туапсе поступали в торговые дома по всей России. Особенно ценилось шампанское «Туишхо». Барон в своей усадьбе под Туапсе выстроил специальное одноэтажное здание с подвалом, чтобы разместить винный магазин и погреб. Здесь же продавали кавказский мед и сухофрукты. Максим Штейнгель был известен и как увлеченный ценитель музыки. Он помогал субсидиями Киевскому отделению Императорского Русского музыкального общества и в течение нескольких лет входил в число его директоров.

Киевляне знают фамилию Штейнгель не по наслышке:

Легенды и загадки замка барона фон Штейнгель (пролог)
Легенды и загадки замка барона фон Штейнгель (продолжение)


Барон основал и Варваринское училище садоводства, виноградарства и виноделия в Туапсе. Члены фамилии владели "Ласточкиным гнездом" в Крыму, построили здание Курзала (ныне филармония) в Кисловодске, железную дорогу Краснодар - Владикавказ и многое другое.

После революции в поместье был коллектив теософов-толстовцев (Сочинское дело 1930 года). В годы Великой Отечественной войны - госпиталь для раненных. Постройки в имении были настолько прочны, что когда в винный погреб попала и взорвалась авиационная бомба, своды устояли, обрушившись только в месте попадания заряда. В дальнейшем в имении находился "Кинопрокат", архивы которого хранят многочисленные художественные и документальные (что очень ценно) фильмы. В последние годы "Кинопрокат" догнивал вместе с постройками, превращая историю и материалы в плоды безразличия человека.

Два с половиной года назад руководитель района пообещал отремонтировать бывшее имение барона Штейнгеля. О том, что это удалось сделать пока не слышал. Стоит туда наведаться и сделать фоторепортаж.

Потомки барона и сейчас проживают в Париже, породившись с Рагозиными и Головниными. В 1990 г. в Доме дружбы и мира с зарубежными странами в Ленинграде состоялась международная конференция «600 лет дворянскому роду Головниных», на которую прибыли родственники и гости из России, США, Франции, Англии и Японии. На конференции были сделаны доклады по истории рода Головниных и родственных фамилий: Пущиных, Рагозиных, фон Штейнгель, князей Мещерских, Рязанских и Смоленских.

В настоящее время в России актуальны слова философа Лудмера: «Если у нас справедливо жалуются на слабость исторического чувства в русском обществе, то не является ли она следствием пренебрежения к своему родовому прошлому. Историческое самосознание — самое необходимое для великого народа, не придет, думается нам, до тех пор, пока не установятся духовные связи между потомками и предками. Оживить их поблекший в памяти образ, воскресить их забытые деяния и заслуги должно было бы быть делом наиболее дальновидных умов в русском дворянстве».

#Туапсе #история #общество