Весь бой немцы считали, что им противостоит минимум батарея, а это были лишь 2 советских героя.

24.06.2018

Июль 1941 г. – страшное время. Пыль дорог отступления, горечь дорог плена и повсюду смерть. Гибель безвестная, гибель бессмысленная, гибель по приказу и гибель во имя…

Лгут те, кто уже 70 с лишним лет твердит, что Красная армия потерпела поражение в первый год войны только потому, что красноармейцы не хотели воевать и большинство почти сразу сдались в плен. Да было всё. И массовое бегство с поля боя, и сдача в плен большого количества молодых, необстрелянных ребят, и трусов было очень много. Но огромная масса людей, одетых в форму Красной армии, по-крестьянски сжав зубы, сражались, кто как мог. Сражались, погибали, отступали, часто не успев похоронить павших, и … снова сражались. А сколько было подвигов по уровню равным деяниям былинных богатырей. Один из них – последний бой старшего сержанта артиллерии Николая Сиротинина.

А сложения он был совсем не богатырского. Про таких говорят – «метр с кепкой» (рост 164 см) и веса «бараньего» (53 кг). Но явно парень смышленый, образованный и «идейный». Академий, как говорили в то время, не кончал, но восьмилетняя школа за плечами имелась (тогда с этим было строго). Ну и естественно член ВЛКСМ. В общем, за 8 месяцев службы он стал старшим сержантом и командиром орудия.

Война для него началась трагически. На 3-й день его батарея и охранявшая её рота, находившиеся в арьергарде, были разгромлены. И он несколько сот километров шёл на восток, тогда как его дивизия отступала на юго-восток. Николай мог сдаться в плен, остаться в какой-нибудь затерявшейся в лесах белорусской деревеньке, уйти в белорусские леса и партизанить потихоньку, но он упрямо и упорно шёл к «своим». И в середине июля вышел же – почти на нынешней границе между Беларусью и Россией. Вышел с личным оружием и его опять поставили командовать противотанковым орудием.

17 июля рассвет. За день до этого, отразив 3 немецкие атаки, было принято решение отступить, а у моста через небольшую речушку устроить немцам артиллерийскую засаду… Правда всего из одного орудия и двух воинов. Видимо, не от хорошей жизни оставлен был такой «хлипкий» заслон.

Остался командир батареи и доброволец – старший сержант, комсомолец, Николай Сиротинин. Немецкая танковая колонна передовых частей 4-ой танковой дивизии из группы «Гудериан» подошла к мосту и без разведки решила въехать на восточный берег. Но не тут-то было.

Меткими выстрелами два героя, как по учебнику, реализовали на практике теорию «артзасады». Задымил и остановился на мосту головной танк. Стал «коптить» небо и замыкающий колонну бронетранспортер. Два танка попытались сбросить передовой танк в реку, но были подбиты меткими выстрелами.

Надо отметить, что позицию для своего орудия «комбат» (командир батареи) выбрал грамотно – на небольшом холме с высокой растительностью и «фрицы» долго не могли понять откуда их фактически расстреливают.

Бронетранспортер с пехотой пытавшийся форсировать речушку и подавить огневую точку застрял на её болотистых берегах и был расстрелян. Из имевшихся 60-ти снарядов осталось менее трети, комбат был ранен.

Николай отказался подчиниться приказу подорвать орудие и идти на соединение со своими войсками. И не важно, какая пушка была у двух героев – 45 мм «прощай Родина» или достойное 76-миллиметровое противотанковое орудие. Не важно, что именно сказал Николай своему командиру и говорил ли он ему вообще что-нибудь. Важно то, что поступил он в соответствии с девизом российских десантников из Ставрополя: «Сбили с ног – сражайся на коленях, идти не можешь – лежа наступай».

Расстреляв практически весь боезапас пушки, он в ответ на предложение немцев сложить оружие – отстреливался из карабина до конца.

Весь бой, который длился более 2 часов немцы считали, что им противостоит минимум батарея полного состава и потеря 11 танков, 7 бронетранспортеров и почти 6 десятков солдат так их поразила, что своего единственного противника (в конце боя) они торжественно, с воинскими почестями и трехкратным салютом, похоронили в присутствии жителей близлежащего села.

Выступивший с речью германский полковник, поставил в пример своим солдатам русского храброго воина и высказался в том духе, что если они будут такими же беззаветно преданными своей родине, то непременно завоюют весь мир.

В этой огромной бочке меда – гордости за нашего соотечественника, все-таки есть ложка дегтя, вернее две. Первая – это то, что о подвиге Николая мы узнали уже по окончании войны от немцев, вернее от наших союзников американцев, в плен к которым попали выжившие офицеры-танкисты, принимавшие участие в этом бою. И вторая – это то, что по формальным обстоятельствам Николай Сиротинин в 1960 г. посмертно награждён орденом Отечественной войны 1 степени, хотя его подвиг достоин звания Героя Советского Союза.

Это нужно не мертвым. Это нужно живым.