Учитель в России, как негр в Америке

«Я- учитель. Педагогический стаж 23 года. Я стала жертвой физического насилия. Меня избила моя ученица, девятилетняя девочка»,-

так я начала свой каминг-аут, когда в конце лекции можно было задать вопросы детскому психиатру и психотерапевту, консультанту Детского Фонда ООН.

Сочную метафору: «Учитель в России, как негр в Америке», - выдал мне сын, пятнадцатилетний подросток, когда я рассказала ему о своем каминг-ауте (процесс открытого и добровольного признания человеком своей принадлежности к чему-либо) на открытой лекции у детского психиатра.

Лекция была посвящена тому, как отличить нормальное проявление эмоций у детей от тех, где нужны дополнительная помощь и коррекция и какими навыками нужно обладать взрослым, чтобы помочь ребенку справиться с трудностями в проявлении эмоций?

Я работаю с детьми уже более 22 лет. Повидала многое из девиантного (отклоняющего от нормы) поведения детей в возрасте от 6 до 12 лет. Но то, что произошло со мною этой весной, было не просто девиантным, а опасным для жизни и детей, и меня, .

Этой случай и подтолкнул меня писать в Яндекс Дзен. Моя одна из первых статей на этой платформе называлась «Убить училку».

Молчать я уже не могла. А помощи юридической и психологической ждать было не откуда. Все: знакомые юристы, врач из службы экстренной детской психиатрической помощи, психологи, преподаватели на курсах по оказанию первой до медицинской экстренной (в том числе и психиатрической) помощи- разводили руками и говорили примерно одно и тоже: «Мы очень Вам сочувствуем, но не можем помочь ни советом, ни действием. Учителя и медики в России- одна из самых незащищенных в юридическом плане профессий. Вы- бесправны».

Отбросив лишние эмоции и разложив все по полочкам, опишу ситуацию.

Девочка, которая еще в первом классе выносила мозг и учителю, и детям, и своим родителям выходящим за все рамки разумного поведением, во втором классе получила травму и 5 месяцев была на домашнем обучении. В последней четвертой четверти она вернулась для обучения в класс. Проучившись 6 дней в школе, на 7 день она избила детей и меня. Не просто рукой ударила! Так как она с 5 лет занималась единоборствами, била девятилетняя ученица профессионально: джебы в лицо (разбила мне губу), хуки по корпусу, бэк-кик (удар с разворота ногой) мне в солнечное сплетение, апперкот в подбородок. Чтобы остановить избиение меня и детей, которые оказались рядом, я удерживала ее за руки и постоянно с нею разговаривала, старалась успокоить. Детей я попросила выйти в коридор, чтобы дать возможность остаться ребенку в аффекте одному в классе. Я надеялась, что это уменьшит накал агрессии в ее детской душе. Руки девочки были мною зафиксированы. Она била меня ногой в корпус. Это увидела другая учительница, которая бросилась мне на помощь. Она тоже стала держать девочку. Я позвонила маме и рассказала о сложившейся ситуации, о том, что я не могу успокоить ее ребенка и вынуждена вызвать скорую медицинскую помощь. Мама попросила не вызывать скорую медицинскую помощь и сказала, что сразу же приедет.

«Не надо врачей. Успокоить ее смогу только я. У нас уже такое было в детском саду»- говорила мне мама по телефону.

Когда мы, два взрослых учителя, удерживающих девочку за руки и за ноги, ее отпускали, ученица начинала бегать по классу, переворачивать парты, поднимать стулья и бросать их в нас, запрыгивать на подоконник и грозиться выброситься в окно. Мы снова ее стали удерживать, пытаясь ее успокоить и переживая за то, что она нанесет себе увечья. Так продолжалось 50 минут, пока мама ехала с работы в школу. Были вызваны мною по телефону школьная медсестра, директор, завучи. Но они тоже не смогли успокоить ребенка.

«Нет дыма, без огня»,- скажете Вы. «Кто-то ее обидел, вот она и сорвалась!»

Когда полиция в разговоре с девочкой выясняла причину ее агрессивного поведения, второклассница сказала: «Я вспомнила, что в начале первого класса Оля (имя изменено) меня обидела. Я решила ей отомстить».

Выдержки из лекции детского психиатра и психотерапевта, консультанта Детского Фонда ООН.

«Как отличить девиантное поведение, которое требует вмешательства врачей-психиатров, от нормы?

Первое, сила реакции не соответствует раздражителю. Причина незначительная, а реакция колоссальная.

Второе, ребенок долго, более 20 минут, не может успокоиться.

Третье, выражение эмоций сопровождается агрессией, направленной либо на себя, либо на окружающих.

Агрессию необходимо остановить. Надо увести ребенка в место, где никого не будет, кроме него и взрослого, который должен спокойно с ним разговаривать и объяснять, что проявлять агрессию нельзя».

« А что делать взрослому, который все это сделал, а приступ агрессии у ребенка не заканчивается? Ребенок избивает взрослого. Удерживать ребенка учитель не имеет право»,- спросила я у опытного психотерапевта.

«Нет ответа на Ваш вопрос. Любое Ваше физическое и психическое воздействие на ребенка будет родителем инкриминировано, как насилие"-, услышала я в ответ.

Мама написала заявление в прокуратуру, полицию и в Комитет по образованию города о физическом и психологическом насилии над ее ребенком. Идет расследование. Все повреждения, которые ученица нанесла мне: синяки на лице и теле, царапины на руках- зафиксированы медиком в государственном учреждении.

Изучив Интернет, я поняла, что иск в суд о защите учительской чести и достоинства - гнилой номер. Все дела, которых было уже достаточно много, заканчивались одинаково, так

как наличие чести и достоинства у учителя российским судом не было установлено.

« Вы моя последняя надежда. Я обращалась по телефону доверия в кризисное отделение детской психиатрии, к преподавателям на курсах первой медицинской помощи, офицерам МЧС, директору коррекционной школы, юристам. Никто не может мне объяснить, как я должна была себя вести. Я не могла не удерживать ее за руки. Она била детей, меня, угрожала выброситься. Я не могла стоять в стороне и не трогать ее. Ребенок был в аффекте и не мог успокоиться. Она могла нанести вред себе и детям. Мои разговоры на нее не действовали. Мама запретила вызывать скорую помощь. Да и скорая ничего бы не сделала без разрешения родителей. Разорвите этот порочный круг. Что мне надо было сделать, чтобы сохранить жизнь и здоровье детей, свою и не быть привлеченной к уголовной ответственности? Сейчас я под следствием», - трясущимся голосом я спросила у детского психиатра.

«Нет ответа на Ваш вопрос. Вы бесправны», -сказала мне опытный детский психиатр и психотерапевт, консультанта Детского Фонда ООН.

«Я в детской психиатрии уже около 20 лет. Впервые учитель обращается ко мне за психологической помощью. Думаю, что другие учителя просто замалчивают такие случаи. Этой девочке нужна госпитализация в психиатрическое отделение. Но это возможно только с согласия родителей. Раньше у учителей больше возможностей было. А сейчас наши законы сделали из вас бесправных существ, которые за себя уже постоять не могут. Я вообще не знаю, как учителя выживают в такой ситуации. Моя родственница тоже работает учителем. Она не брезгует физическим насилием. Я понимаю, что часто больше ничего учителю не остается, как отвести ребенка за угол, где нет камер, и его потрепать. Только так некоторые дети понимают, как нельзя себя вести. Я Вам очень сочувствую», - сказал мне врач из кризисного отделения детской психиатрии.

Учитель в России, как негр в Америке.

Учитель всегда во всем будет перед всеми виноват и бесправен?!

Или надо разорвать этот порочный круг?!