"Эти дни": почему мы стесняемся естественных вещей

30.03.2018

«Эти дни», «красный день календаря», «бабушка из Краснодара приехала» – список эвфемизмов, используемых для описания месячных, можно продолжать бесконечно. Самое слово «менструация» в обиходе женщины используют крайне редко. Это своего рода «женский секрет», о котором принято говорить разве что полушепотом.

Феминистки видят в проявлении такой стыдливости безупречную работу патриархальной машины ценностей, в системе которой все, что «не фаллос», - автоматическое отклонение от «заданной нормы». У среднестатистической женщины приход месячных ассоциируется с болезненным ПМС и внутреннем дискомфортом. Реклама прокладок тоже не скупится на использование изощрённых эвфемизмов, а красную кровь «умело» заменяет на синюю жидкость непонятного происхождения. Как и стоит ли бороться с проявлениями period-shaming или все такие вещи, как менструальная кровь, - слишком интимное явление, чтобы говорить об этом публично?

Грязная кровь

До того как человеческие поселения стали жить по регламентированным порядкам права и религии, общество уже функционировало как патриархальное. Если верить Энгельсу, то авторитет женщины прервался с развитием железа и бронзы: мужчина-рабочий в отличии от мужчины-земледельца уже не так сильно нуждается в «магической» силе женщины и ее влиянии на природу. С развитием частной собственности человеческие общины строго разделились на два лагеря: мужчина - добытчик, женщина - хранительница очага. «Худшее проклятие, тяготеющее над женщиной, - это ее неучастие в военных походах: человек возвышается над природой не тем, что дает жизнь, а тем, что рискует жизнью, поэтому человечество дает предпочтение не рождающему полу, а телу убивающему», – пишет Симона де Бовуар в своей книге «Второй пол», объемном труде, памятнике западного феминизма и настольной книге для многих поколений женщин. Получается, что общество во всей его сложности и многообразии всегда было мужским и принадлежало охотникам и добытчикам-мужчинам. Тогда совсем неудивительно, какое положение женщина занимает в центральных религиях.

Например, в исламе действия женщины во время месячных имеют четкую структуру. Во время месячных (хайда) нарушается «ритуальная чистота» женщины, поэтому на нее накладываются некоторые ограничения. Во-первых, продолжительность месячных не должна превышать пяти суток. Если месячные идут дольше, то это оценивается исламской религией как «истихада» - кровотечение, выходящее за рамки регулярного менструального цикла, следовательно, у него и другая правовая природа. Ислам ограничивает женщину во время менструации совершать молитвы, держать пост и вступать в интимные отношения с мужем."Избегайте половой близости с женщинами во время менструаций и не приближайтесь к ним, пока они не очистятся. А когда они очистятся, то приходите к ним так, как повелел вам Аллах" ("Багара", 222). В разных источниках мусульманские богословы используют разными терминами для описания положения женщины во время менструации: одни используют нейтральное «нарушение чистоты», другие –возвышенное «очищение», а совсем радикальные оценивают состояние женщины в период менструации как «осквернение». По христианским и иудейским традициям менструирующей женщине также не позволено заходить в храмы без должного омовения. Получается, что религии, в своей основе почитающие семью и материнство как святыню, обременяя менструирующую женщину сакральными ритуалами, заставляют ее стыдится своего тела и крови, которое оно совершенно естественным образом извергает.

Да прольется кровь!

Заслуга западного феминизма - в том, что его участницы заставили мир радикально посмотреть на всю суть «женского вопроса». Сестринство добилось легализации абортов и свободной продажи контрацептивов. Если суммировать все протесты западных феминисток в один лозунг, то самый подходящий – «Мое тело–мое дело». Женщина должна сама решать, как ей распоряжаться своим телом. Поэтому совсем неудивительно, что акцент во всех феминистских акциях и перформансах того времени делался на главном гендерном различии между полами – генитальной внешности. Орлан выходит на улице в платье, повторяющем контуры ее тела, а Вали Экспорт в своем перформансе «Генитальная паника» предстает перед публикой в разорванных в районе паха джинсах. И, конечно, феминистки не обошли вниманием такую щекотливую тему, как менструация.

А с какой стати эта тема табуирована? Почему, например, менструацию нельзя спокойно обсуждать с друзьями за обедом? Такими вопросами задавалась радикальная феминистка и художница Джуди Чикаго, чьи работы «Красный флаг», «Менструальная комната» - образцы феминистского искусства на тему менструации. «Красный флаг» (1971) - это демонстрация окровавленного тампона, действие, которое совершают ежемесячно миллионы женщин по всему миру. Чикаго нарушает сразу несколько табу и показывает то, что обычно скрыто от чужих глаз: женское влагалище, тампон и кровь. А в 2009 году англичанка Ингрид Бертон-Моан представила фотовыставку «Красный - это цвет», на которой изображены 12 женщин (как 12 месяцев году), носящих свою менструальную кровь как помаду. Композиционно фотография повторяет фото на документы, однако размер ее увеличен до размера человеческого лица. «Менструация - это тоже паспорт, который возвещает о самом интимном путешествии через женское взросление.

Фотографии зафиксированы на уровне глаз субъекта, позволяя зрителю взаимодействовать с портретом тет-а-тет, одновременно чувствуя взгляды, направленные с других портретов. Поставленные в два ряда женщины скопом задают вопрос: ну, и чей черед сейчас смущаться?» - говорит о своей работе художница.

По мнению профессора Массачусетского университета Бостана Криса Байбела, «менструальный активизм» начинается с мысли: «Подождите! Разве мы относимся к своим месячным как к чему-то грязному? Должны ли мы встречать первую менструацию у девочек тишиной? С этих вопросов начинается вызов».

За последние несколько лет интерес к теме феминизма только возрос. В 2015 году Instagram заблокировал менструальный снимок поэтессы Рупи Капур, за что был обвинен сиюминутно обвинен в ханжестве. А Newsweek посвятил целый номер теме месячных со слоганом: «И будет кровь. Смиритесь уже».

Можно как угодно относится к возросшему интересу к теме феминизма. Некоторые видят в этой заговор маркетинговых и PR-компаний: в 2017 году феминистские лозунги украшают одежду дизайнерских брендов, ими можно легко апеллировать, чтобы завоевать внимание потенциальной аудитории покупателей. Но на войне все способы хороши. Почти удалось доказать, что менструация - это не выдумка и она естественна. Неестественно только табу.