Об участии советских солдат в Варшавском восстании на стороне польских повстанцев

166 full reads
245 story viewsUnique page visitors
166 read the story to the endThat's 68% of the total page views
4 minutes — average reading time
Об участии советских солдат в Варшавском восстании на стороне польских повстанцев

Материалов, посвящённых русским эсэсовцам, участвовавших в жестоком подавлении Варшавского восстания в 1944 году, превеликое множество. Куда меньше отечественный любитель истории знаком с историями судеб советских солдат, невообразимым образом оказавшимся в августе - сентябре 1944 года в отрядах Армии Крайовы (я напомню, что подразделения Армии Крайовы поддерживали польское эмигрантское правительство, находившееся в Лондоне).

Для того, чтобы не быть голословным, предлагаю читателю обратиться к работе Николая Плиско "Варшавское восстание и бои за Польшу 1944 - 1945 гг.":

"Самое активное участие в польском партизанском движении принимали советские граждане – бывшие военнопленные. Всего из гитлеровских лагерей на территории Польши бежали более 65 тысяч советских граждан. Правда, в тяжелой обстановке многим из них не удалось спастись, и они снова попали в руки гитлеровцев.

Значительная часть бежавших из плена советских людей связывалась с представителями подпольных демократических групп, вступала в их боевые организации, создавая партизанские отряды самостоятельно либо присоединяясь к вооруженным отрядам Армии Крайовой.

По неполным данным, до весны 1944 года в польском партизанском движении участвовали до 7 тысяч советских граждан, из них 6 тысяч сражались в отрядах Гвардии Людовой и Армии Людовой, и около тысячи – в отрядах Армии Крайовой и Батальонах Хлопских. По лесам бродили и польские отряды. К советским партизанам они относились нейтрально. Лояльность их была вызвана главным образом уважением к советскому оружию.

Иногда, используя удобный момент, они уничтожали группы партизанской разведки. Так на Любельщине, в районе Старой Гуты, бесследно исчезла группа разведчиков отряда Ковпака во главе с ее командиром Гомозовым. Через пять только месяцев удалось установить, что советских партизан еще осенью 1943 года убили аковцы под командованием некого Вуйко, прибывшего из Лондона. Задержать его не удалось – он предусмотрительно и благоразумно скрылся, узнав о приближении отряда Ковпака.

Об участии советских солдат в Варшавском восстании на стороне польских повстанцев

По-разному относились к советским людям в польских партизанских отрядах. Были и случаи расстрела советских граждан в отрядах АК. Трудно точно сказать, какие мотивы лежали в основе этих действий, совершались ли они с ведома польского эмигрантского правительства и указаний высшего командования Армии Крайовой, или это было позицией местных командиров АК.

Среди членов подпольных отрядов ведется усиленная пропаганда идеи восстановления Польши в границах 1939 года, а нередко – и 1772 года, упоминаются «польские» Смоленск, Минск и Киев, говорится о «Польше от моря до моря».

Политика Польской военной организации по отношению к советским партизанам, вначале подчеркнуто благоприятная на словах, в дальнейшем, по мере продвижения наших частей по бывшей польской территории, изменилась, принимая все более и более откровенные формы, вплоть до своего логического завершения – открытого сотрудничества с немцами в борьбе против всего советского.

Об отношении Армии Крайовой к русским партизанам ясно сказано в краткой справке

Военного совета 1-го Белорусского фронта от 11 ноября 1944 года.

Показания русских военнопленных-партизан, перешедших линию фронта 28.10.44 в районе Хотча-Гурна.

1. Бывший майор Цибульский Н.А., начальник штаба 10-й партизанской бригады, показал:

«С начала июля 1944 года я находился в отряде АК, за это время мне неоднократно приходилось слышать разговоры русских – бывших военнопленных, бежавших из немецкого плена и попавших в отряды АК, о расстрелах русских в АК. При моем побеге из лагеря я был связан с поляком Стефаном (из отряда АЛ), который предупреждал меня, что, если я один или с небольшой группой попаду в отряд АК, то у меня отберут оружие и расстреляют.

Отряд майора Романа насчитывал до 600 человек, в составе которых имелось до 70 русских, образовавших отдельную группу. Эта группа добывала себе оружие исключительно в боях с немцами, несмотря на то, что в отряде имелось оружие. Майор Роман заявлял: «Ваша страна богата, пусть она снабжает и вас оружием, а если вы его не получаете, то идите на шоссе и добывайте оружие сами».

Роман держал группу русских в своем отряде только за ее храбрость и хорошее выполнение заданий.

В разговоре со мной Роман заявил: «У меня имеется приказ маршала Сталина о том, что всех русских надо направлять на восток». В связи с уходом он хотел отобрать оружие у небольшой группы русских. После того, как они отказались его сдать, Роман собрал специальное совещание польских офицеров, которое решило обязательно изъять оружие у русских.

При нашем уходе из отряда Романа несколько поляков (Вацек, Домадай, Грофф) хотели уйти с нами. Вацека Роман грозил расстрелять, но, учтя его заслуги как разведчика, оставил в живых, издевательски гонял перед строем два часа, а потом дал 15 суток строгого ареста.

Остальные были куда-то уведены и, наверное, расстреляны.

18.8.44 г. в боях с эсэсовцами и жандармерией в районе Рачково группа русских была поставлена на самом ответственном участке, однако оружия не получила и была вынуждена добывать его в бою, в результате чего понесла большие потери. В этом бою принимали участие 200 поляков отряда АК – они потеряли 7 человек убитыми и ранеными, и 30 русских – которые потеряли 5 человек убитыми и ранеными».

2. Самородов М.А., командир роты отряда «Победа», показал:

«Из разговора с командиром взвода моей роты Карпухиным, который в 1943 году был в отряде АК подпоручика Шарого, мне известно, что в этом отряде была группа русских, в количестве 14 человек, бежавших из немецких концлагерей. По приказанию Шарого эта группа была отправлена из отряда якобы на восток. После «ухода» русских их одежда оказалась на солдатах АК из отряда Шарого.

2. Царев А.А., командир роты отряда «Победа» показал:

«В январе—феврале 1944 г. я находился в отряде АК Шарого. В это время в отряде русских, кроме меня, не было. Я был подвергнут продолжительному испытанию, в ходе которого получил ответственное задание. После этого меня стали допускать к лагерю отряда, однако оружия не доверяли.

В мае—июне 1944 года я встречался с большим количеством русских, бежавших из немецкого плена, и все они заявляли, что, если попадали в отряды АК и имели оружие, то АК немедленно отбирала у них оружие.

В июне 1944 года командир 3-й роты 11-й партизанской бригады Гадиров был до полусмерти избит солдатами АК отряда «Бараболина» за то, что не хотел сдать оружие. 21 чел. русских, бывших вместе с Гадировым, были разоружены.

Будучи командиром небольшой группы партизан, 18—20.5.44 я послал своего доктора Аркадия Гаспаряна забрать гранаты в районе Коньска. На пути возвращения в свой отряд он был пойман солдатами АК, которые избили его и отобрали гранаты».

Об участии советских солдат в Варшавском восстании на стороне польских повстанцев

3. Карпухин А.М., командир взвода отряда «Победа», показал:

«С августа 1942 г. по август 1944 г. я находился в отрядах Шарого и Понурого. В отряд АК я был принят по ложным документам и только поэтому остался в нем. В 1943 году в отряде Понурого группы русских раздевались солдатами АК и уводились в неизвестном направлении.

Так, например, группа в 12 чел. грузин во главе с капитаном были уведены из Скаржинского леса; 4 из них бежали, а остальные были раздеты и, как стало известно впоследствии, расстреляны.

Офицеры АК заявляли, что русские якобы отправлены на восток.

Подобные случаи имели место в отрядах Шарого, Нурта, Марьянского, Бучинского. В отряде Шарого в начале апреля 1944 года поручик Блядый отобрал оружие у 26 человек украинцев и отправил их якобы тоже на восток. Сам Шарый в мае 1944 года разоружил 6 чел. татар и отправил их из отряда.