В Грузии чиновникам запретили черные автомобили: надо быть скромней

06.04.2018

В Грузии чиновникам запретили ездить на автомобилях черного цвета, потому что они раздражают общественность. Запрет оформлен в виде специальной поправки в постановление правительства. Разумеется, в реальности дело не только в цвете машин.

Президент Грузии Михаил Саакашвили на черном внедорожнике Toyota
Президент Грузии Михаил Саакашвили на черном внедорожнике Toyota

На самом деле грузинским чиновникам запретили ездить на автомобилях премиум-класса черного цвета, под которыми, судя по всему, подразумеваются дорогие внедорожники соответствующего стиля. 

Однако "защитники" нашлись быстро - и даже ряд российских депутатов уже успел откомментировать эту новость в том смысле, что это нарушение прав человека и что любой автовладелец может выбирать тот цвет автомобиля, который ему нравится.

Тут можно вспомнить "самодурство" властей Туркменистана, которые вообще запретили все цвета автомобилей кроме белого и заставили сограждан перекрасить имеющиеся машины. Эта история стала известна в январе 2018 года.

Однако в случае с властями Грузии решение о запрете черных премиум-внедорожников достаточно последовательно. Поправка по этому поводу внесена в постановление "Об утверждении перераспределения государственного автопарка, классификации и закупки служебной автомашины или правила замены". 

Она подразумевает, что теперь все министерства и ведомства страны должны составить новые планы оптимизации своего автопарка. И не просто не покупать черные машины, а сделать акцент на закупку более скромных моделей. 

Интересно, что вслед за скромностью упоминается так же цель пересесть на более экономичный и экологически чистый автотранспорт. Но, кажется, наиболее четкую формулировку настоящей цели такой реорганизации озвучила госминистр Грузии по вопросам примирения и гражданского равноправия Кетеван Цихелашвили. 

С такой должностью её слова звучат очень уместно, объясняя, что нынешняя власть старается откреститься от старого имиджа власти, как пути к богатству и личному достатку.

"Это означает, что мы отказываемся от определенного типа символики, которая ассоциировалась с роскошью и привилегиями во времена правления прежних властей", — заявила она журналистам.