Забери меня, мама!

Первые детские дома появились вместе с приходом советской власти. Во времена испытаний, пережитых нашей великой страной, таких как Первая мировая и гражданская войны, Великая Отечественная война, репрессии 30-х годов и другие ужасные события, появилось много детей, лишенных родителей и оставшихся на попечение самим себе. Кого-то забирали к себе далекие родственники или друзья и близкие семьи, а кто-то оказывался в детском доме. Появлением детских домов правительство пыталось решить проблему беспризорности, уменьшения детской преступности и воспитания и обучения детей, оставшихся без попечения. Но радужные перспективы по взращиванию здорового общества часто разбивались о реалии жизни.

Типичный советский детский дом.
Типичный советский детский дом.

С детской беспризорностью в 20-х годах боролись как могли. А потом решили это ликвидировать привычным для хранителей порядка действием — устроить облавы, как на матерых преступников, и конвоировать в спец. учреждения. Дети вырывались — устраивали побеги, били стекла, ломали решетки, назывались чужими именами, дрались. Не хотели они покидать свои обжитые места и ехать в неизвестном направлении. Беспризорников оказалось так много, что был принят план передачи этих детей в крестьянские семьи и колхозы, таким образом сократив численность с 6 миллионов до 150 тысяч за 10 лет работы.

Беспризорники 20-х годов.
Беспризорники 20-х годов.

Однако вскоре за одной проблемой пришла другая и сирот 20-х годов стали сменять дети репрессированных родителей. Не стоит говорить, что относились к ним «по-особенному», причем и дети, и административный персонал. Несмотря на известное «сын за отца не в ответе», такие дети претерпевали множество лишений физических и моральных. Дети «врагов народа» оказывались врагами и в детских домах, их избивали такие же сироты, оскорбляли и насиловали взрослые воспитанники. Одна ложка на 20 человек, 1 матрац на три человека. Обстановка сложилась настолько ужасная, что даже был выпущен приказ «Об устранении извращений в содержании детей репрессированных родителей в детдомах». Помогло ли это, остается только догадываться. Дети не жаловались проверкам, ведь комиссия приедет и уедет, а дети с их проблемами останутся.

Великая Отечественная война унесла миллионы жизней, а вместе с этим оставив миллионы сирот. Голодное и холодное детство без родителей и дома не оставляло надежды на светлое будущее. Детские дома опять наполнились, ничего не хватало. Голодали все, но в детские дома все же поставлялось по мере возможности продовольствие. Однако, оно до детей не всегда доходило, процветало воровство, и бывало, что дети по полгода не видели положенного им сливочного масла. Воровство младшего состава персонала было обыденным делом и нередко покрывалось самим начальством, которое тоже имело с этого свой лакомый кусочек. Издевательства тоже никуда не делись. Детей били, морили голодом, запирали в карцер, обливали ледяной водой и все так же насиловали, бывало, что и сами воспитатели. Подбор персонала крайне хромал и порой «смотрящим» назначали человека с уголовным прошлым. Очередная массовая волна проверок конечно сбавила «аппетиты» любителей поиздеваться и поворовать, кадры стали набираться уже более ответственно, но проблемы полностью так и не решила. Пропаганда выделять детдомовских в особую низшую категорию общества длилась десятилетиями, часто не оставляя шанса на счастливую жизнь в социуме.

Конечно, не везде было так плохо. Ряд выпускников детских домов смогли добиться успеха во взрослой жизни, став учеными, художниками, инженерами и музыкантами, получив высшее образование и реализовав себя в профессии. Некоторые воспитанники сражались за родину во время Великой Отечественной войны, были награждены орденами и стали Героями Советского Союза. История — не черствая старуха с косой, указывая нам на ошибки прошлого, она открывает возможности неповторения в будущем.