Главаря отряда карателей опознали по голосу и улыбке через шесть лет после войны

05.07.2018

Поймав десятка два карателей из русского отряда «Гетман», орудовавшего в Орловской области во время оккупации, чекисты вынуждены были признать: в их руки попадаются только исполнители чужих приказов, мелкие трусливые людишки. Но едва на допросах заходила речь о главаре отряда, некоем Мирошниченко, как его соратники вместо толковых ответов начинали мямлить: «такого не помню», «с этим я близко знаком не был».

Знаток Ростовской области

Лишь один из пойманных предателей спустя время заговорил. Это был некто Бадовский, который стоял у истоков создания карательного отряда «Гетман»:

- Мирошниченко перебежал на сторону немцев в сентябре 1941 года из «киевского котла», - сообщил он. – Преданность, неукоснительное выполнение распоряжений немецкого командования и имевшаяся на его счету карательная деятельность послужили лучшей характеристикой для назначения Мирошниченко на должность начальника карательного отряда.

При всём этом Бадовский не знал, куда после отступления немцев из Орла исчез Мирошниченко и где находится сейчас. Правда, будучи человеком наблюдательным и обладающим хорошей памятью, Бадовский как-то упомянул, что Мирошниченко в одном из разговоров показал весьма хорошие познания Ростова-на-Дону и всей Ростовской области.

Собрав все имеющиеся сведения, орловские чекисты отправили запрос в УКГБ по Ростовской области с просьбой проверить - не проживал ли до войны в регионе командир отряда карателей?

Ростовским чекистам пришлось перелистать гору архивных материалов, и этот труд в итоге увенчался успехом. В документах Миллеровского военкомата значился некий Николай Ильич Мирошниченко 1915 года рождения. В Красную Армию он был призван в 1936-м, а в 1941-м попал в окружение в районе Ново-Водоны под Киевом. Чекисты поняли, что вышли на верный след.

Инструктор по физкультуре в Горловке

Продолжив поиски, сотрудники КГБ выяснили, что с некоторых пор в украинском городе Горловка поселился некий Николай Мирошниченко, который устроился работать инструктором по физкультуре на коксохимический комбинат. Но следовало проверить – тот ли это Мирошниченко, которого так долго ищут орловские чекисты? Фотографию этого человека послали в Орёл, где проживали десятки свидетелей преступной деятельности начальника карательного отряда.

Очевидцам они предложили посмотреть несколько однотипных фотографий разных людей, среди которых был и портрет Мирошниченко. Все они выбрали фотокарточку «горловского физрука» и указали:

- Это Гетман! Командир карательного отряда!

2 мая 1951 года Николай Ильич Мирошниченко был арестован и привезён в Орёл.

Неожиданный исход очной ставки

Уже на первых допросах следователь почувствовал, что Мирошниченко допускал возможность своего ареста и заранее подготовился отвечать на все вопросы. Свою прямую причастность к отряду «Гетман» и расправам над мирными жителями Орловщины предатель, разумеется, отрицал. Он осторожно вглядывался в лицо следователя, стараясь понять, верит ему тот или нет, и что следствию известно о его делах. Виновным себя Мирошниченко признал лишь в том, что в 1941-м смалодушничал, перешёл на сторону немцев и тем самым изменил Родине.

Следствие убедилось, что на признание со стороны Мирошниченко рассчитывать не приходится. Решено было устроить ему очную ставку с Бадовским. Она состоялась в июле 1951-го и прошла совсем не так, как рассчитывал следователь: Бадовский не узнал Мирошниченко.

Когда его ввели в комнату и усадили на стул, он с недоумением взглянул на сидящего напротив человека:

- Не приходилось встречаться с ним, - к удивлению следователя сказал Бадовский.

Мирошниченко воспрянул духом. Он подумал, что Бадовский не собирается его выдавать. И прежде, чем следователь сформулировал следующий вопрос, Мирошниченко расплылся в улыбке и произнёс:

- Ну, вот видите! Я же говорил! А вы не верили…

Эта фраза его и подвела. Бадовский вполне мог не узнать лицо сильно изменившегося, основательно поседевшего и словно полинявшего командира отряда карателей. Но не узнать его «змеиную» улыбку и голос он не мог!

– Ба! – воскликнул Бадовский. – Да это же сам Николай Мирошниченко! Как же, как же. Хорошо его знаю! Ну и сильно же вы изменились, Николай…

Но бывший командир «Гетмана» никак не отреагировал на слова подельника. Он тут же «потерял» сознание…

По воспоминаниям ветерана органов госбезопасности Д.Д. Ходана

Подписывайтесь на канал, если хотите узнать продолжение этой истории!