Почему артиллерист не стал писать на стене Рейхстага свою фамилию?

22.06.2018

Фото из общедоступных источников в Интернете
Фото из общедоступных источников в Интернете

Ранним утром 1 мая на скульптурной группе, венчающей фронтон здания Рейхстага, уже развевалось Красное Знамя Победы. Рейхстаг ещё дымился, В его стенах зияли пустые глазницы окон, вокруг валялось оружие гитлеровцев, множество противогазов.

У выщербленных колонн Рейхстага толпились русские солдаты и офицеры. Колонны сплошь и рядом были испещрены выцарапанными и выведенными краской надписями. Люди писали свои фамилии, имена и фамилии погибших друзей, названия городов и сёл, откуда дошли до Берлина.

Я подобрал твердый осколок гранита. Потом долго искал свободное место, где можно было бы расписаться. Наконец, обнаружил его на колонне прямо у входа в Рейхстаг. Взобравшись на плечи Михаилу Комашко, я выцарапал только одно слово: «Шоринец». И поставил в конце восклицательный знак. Так в честь своего командира называли себя бойцы нашего курсантского батальона. Для меня это слово значило многое, в нём была память о самых дорогих людях…

Потом меня позвал командир нашего артполка гвардии майор Иван Григорьевич Войтенко:

— Собирайтесь, поедете на особое задание.

Я отправился в штаб фронта и там узнал, что в числе лучших воинов еду в Москву на Парад Победы на Красную площадь.

По воспоминаниям Героя Советского Союза Николая Васильевича Калуцкого