Что думали о Николае II в семье Романовых

Самое интересное всегда лежит не в работах историков, а в документах.

Страдающие о "лучшем в мире, но преданном царе" могут, например, наглядно убедиться, что к моменту революции Николая Второго в качестве правителя страны давно уже считали недееспособным не только военные или интеллигенция, но и представители его собственного семейства.

Вот вам несколько откровений людей с фамилией «Романов».

Великий князь Николай Михайлович еще в 1916 году пишет вдовствующей императрице Марии Федоровне: «Речь идет о спасении престола – не династии, которая еще прочна, но теперешнего государя. Иначе будет слишком поздно... Вся Россия знает, что покойный Распутин и А. Ф. (Александра Федоровна, жена Николая II) – одно и то же. Первый убит, теперь должна исчезнуть и другая», – и дальше призывает поместить императрицу в монастырь или сумасшедший дом.

Письмо в.к. Николая Михайловича вдовствующей императрице Марии Федоровне. 24 декабря 1916
Письмо в.к. Николая Михайловича вдовствующей императрице Марии Федоровне. 24 декабря 1916

Или вот еще: «В дни старого режима, в дни того, что теперь принято называть "прогнившим строем" мы часто и откровенно говорили с тобою! Ты отлично знал мои взгляды, которые шли прямо против того, что тогда творилось. Мы все приходили к убеждению, что "старый режим неминуемо должен привести к финальной катастрофе" - так оно и случилось!

Помнишь как я был, сам того не зная - прав, когда умолял Ники не брать командования армиями, относиться с большим доверием к народному представительству и обращать больше внимания на общественное мнение - говоря, что в противном случае все рухнет! Наконец последним актом моего пребывания в Петр[ограде] явилось вполне сознательное и продуманное участие в убийстве Распутина - как последняя попытка дать возможность Государю открыто переменить курс, не беря на себя ответственность за удаление этого человека. (Аликс ему это бы не дала сделать.)

И даже это! не помогло, и все осталось по-прежнему, если не стало еще хуже!».

Это не Ленин. Это великий князь Дмитрий Павлович пишет отцу, великому князю Павлу Александровичу, в апреле 1917-го.

В том же письме, кстати, он делится любопытными впечатлениями от наступившей после Февраля «демократии»: «Неужели старое правительство было право, когда в основу своей политики (против которой я так восставал) клало идею о том, что мы, русские, не доросли до «свободы»? Неужели это действительно так? Неужели русский человек видит в «свободе» не увеличение гражданского долга, а просто свободу делать все, что раньше не делалось, все, что раньше запрещалось! Неужели наша русская психология не признает другой свободы, кроме свободы хамского желания и самого грубого его исполнения!».

Письмо в.к. Дмитрия Павловича отцу в.к. Павлу Александровичу об отношении к убийству Распутина и революции. Исфаган (Персия) 29 апреля 1917.
Письмо в.к. Дмитрия Павловича отцу в.к. Павлу Александровичу об отношении к убийству Распутина и революции. Исфаган (Персия) 29 апреля 1917.

А вот телеграмма от главнокомандующего русской армией, великого князя Николая Николаевича:

"От в.к. Николая Николаевича: Я, как верноподданный, считаю по долгу присяги и по духу присяги необходимым коленопреклоненно молить Ваше императорское величество спасти Россию и Вашего наследника ... Осенив себя крестным знаменьем, передайте ему Ваше наследие.
Другого выхода нет … ".

Меж тем еще недавно вот так августейшее семейство реагировало на совершающуюся революцию: «Это «хулиганское» движение, юноши и девушки только для подстрекательства бегают с криками, что у них нет хлеба, а рабочие не дают другим работать. Было бы очень холодно, они, вероятно, остались бы дома». Это императрица Мария Федоровна пишет Николаю в ставку, пишет по-английски, только слово «хулиганское» – кириллицей.

А вот как – на свершившуюся: «С восторгом приветствую новое правительство свободной России! Прошу вас известить меня, могу ли я считать себя свободным гражданином после 40 лет преследования меня старым режимом при содействии психиатров и жандармов». Это не амнистированный подпольщик-социалист, это великий князь Николай Константинович.

Эту "паршивую овцу семейства Романовых", правда, и впрямь подвергали репрессиям. А именно - после участия в уголовном преступлении (похищении бриллиантов, принадлежащих августейшему семейству) объявили душевнобольным и отправили жить в Ташкент, подальше от родственников.

Ну а подытоживает все запись в дневнике великого князя Андрея Владимировича за 1917 год.

"В один день все прошлое величие России рухнуло. И рухнуло бесповоротно …".

_________________________

Традиционная реплика. Если вы меня лайкаете, подписываетесь на мой канал, а также рекомендуете меня своим друзьям - это меня очень радует.