Красный Хогвартс. Дважды пленный

351 full read
483 story viewsUnique page visitors
351 read the story to the endThat's 73% of the total page views
5,5 minutes — average reading time

Как профессор Эрасси так и не стал профессором МГА

(рассказ в документах)

Дата первая - 1 апреля 1919 г.

В организационную комиссию Московской горной академии.

От профессора Горного института в Петрограде по кафедре геодезии и маркшейдерского искусства Николая Ивановича Эрасси.

Прошу Организационную Комиссию, при замещении кафедры Геодезии и Маркшейдерского Искусства (и связанных дисциплин) принять мою просьбу о желании числиться кандидатом.

Красный Хогвартс. Дважды пленный

Дата вторая - 20 мая 1919 г.

Профессору Н.И. Эрасси

Организационная Комиссия, согласно постановлению своему от 15 мая сего года уведомляет, что по желанию Вашему занять кафедру по Геодезии и Маркшейдерскому Искусству состоялось нижеследующее постановление: «Просить Вас приехать для личных переговоров в Москву. Проезд из Петрограда в Москву и обратно оплатить за счет Академии».

Дата третья – три месяца спустя, 29 августа 1919 г.

В Организационную Комиссию по учреждению Московской Горной Академии.

Письмо Ваше от 20 мая с/г мне удалось прочесть только теперь, так как, находясь для производства маркшейдерских работ по поручению Сланцевого Комитета С.Р. близ Ямбурга, 17 мая я оказался в плену у белогвардейцев и вернулся в Горный институт только теперь, по обратном взятии территории советскими войсками.

Мое решение и желание работать для Московской Горной Академии остается неизменным. Но так как за истекшие три месяца положение дел с кафедрой Геодезии и Маркшейдерского искусства могло измениться в самой Организационной комиссии, то я прошу уведомить меня Организационную Комиссию, подтверждает ли она письмо от 20 мая или постановление от 15 мая изменено.

Профессор Горного института Н. Эрасси

Резолюция на письме:

Уведомить проф. Н. Эрасси, что постановление Организационной Комиссии относительно его заявления остается в силе.

Дата четвертая – 18 сентября 1919 г.

В Организационную Комиссию по учреждению Московской Горной Академии.

Проф. Н.И. Эрасси

Заявление

Прошу Организационную комиссию МГА возбудить в Наркомпрофе и НрК Путей Сообщения ходатайство о выдаче мне постоянного бесплатного билета на проезд по сети железных дорог Р.С.Ф.С.Р. на срок по декабрь месяц 1919 года.

Билет этот мне необходим, так как мне необходимо в течении указанного срока бывать в Петрограде – для ликвидации дел по Петроградскому Горному Институту, а также в Тульской губернии для организации практических работ по маркшейдерскому искусству.

Дата пятая – 8 октября 1919 года

Профессору Н.И. Эрасси

Согласно постановлению Расценочной Комиссии от 6 октября с.г. Управление Делами просит Вас сообщить, сколько Вы намерены иметь часов занятий в текущем полугодии в Академии по читаемом Вами предмету и не состоите ли Вы штатным преподавателем в других учебных заведениях.

Дата шестая – более полугода спустя, 13 мая 1920 года

В Организационный Комитет Московской горной академии.

Во время поездки на сланцевые разработки на станции Веймарн Балт. ж. д. для устройства там маркшейдерской части, в октябре 1919-го, вследствие военных событий я оказался за фронтом. Голод вынудил меня пробираться вглубь Эстонии и после перипетий беженства мне удалось устроиться на службу в Эст. Мин. Торг. и Пром. по горной части. Ныне обстоятельства слагаются благоприятно для поездки в Англию, где надеюсь познакомиться с постановкой маркшейдерского дела на рудниках и с работами по применению радио к определению астрономических долгот (в Гринвиче), что имеет значение в см. полевого оборудования экспедиций на далекие окраины, где нет тригонометрической сети.

Красный Хогвартс. Дважды пленный

В виду указанной возможности прошу Организационный Комитет Московской Горной Академии

1. Разрешить мне не возвращаться сейчас в Москву, и использовать предстоящую поездку в интересах М.Г.А.

2. Дать директивы в отношении этой поездки по оборудованию кабинетов и лабораторий приборами, коллекциями и книгами.

В случае, если ответ Орг. Ком. М.Г.А. не застанет меня в Ревеле по нижеуказанному адресу прошу Советскую Делегацию в Эстонии дослать его в Англию, адрес будет сообщен и ответ М.Г.А. меня найдет.

Н. Эрасси

Адрес: Народный Комиссариат по Иностранным Делам. Советская Делегация в Эстонии. Tallinn (Ревель), Waike, Kalamaja nul. m. № 7, krt № 1. Prof. N. Erassi

Ревель, 13.05.1920

Резолюция на письме:

14.07.1920 г. Запросить проф. Н.И. Эрасси, если он находится в Англии, представить сведения о предметах, нужных для Горной Академии, которые можно приобрести в Англии, а также дать сведения о ценах на различные предметы оборудования Академии.

____________________________

На этом переписка обрывается.

Справка:

Эрасси Николай Иванович (1871–1930)

Горный инженер, ученый в области горного искусства, профессор.

Окончил Горный институт в Санкт-Петербурге (1908). Ученик Петра Францевича Лесгафта. По окончании оставлен на кафедре для подготовки к профессорскому званию. Преподавал в Горном институте маркшейдерское искусство и геодезию. В 1911 г. преподавал на Гаванских политехнических курсах.

Последователь Блаватской и Рерихов, член Русского теософского общества. «Впоследствии профессор А.Н. Кузнецов (1900) рассказывал, что Эрасси был теософом-мистиком, искал общений с потусторонним миром, питался только молоком от своей коровы и в конечном итоге «вместе с коровой ушел в Индию» (Н. Грейвер. Воспоминания)

В эмиграции в Эстонии. Профессор Ревельских политехнических курсов. Член Русской академической группы в Эстонии (1920), почётный член Общества русских студентов Тартуского университета.

Основатель и первый председатель Теософического общества в Таллине. Также организовал теософские ложи в Берлине и Брюсселе.

Скончался 12 января 1930 года в Алжире.

Красный Хогвартс. Дважды пленный

Вот и весь рассказ. Ничего особенного. Одна из миллионов судеб, переправленных Великой Революцией.

Ныне профессор Эрасси прочно забыт, да и не помнили о нем особо. Разве что Елена Федоровна Писарева в своей книге «История русского теософского движения» писала: «Он вносил в теософскую работу много энтузиазма и в трудные минуты зажигал остальных своим светлым оптимизмом. Во время научных работ (по съёмкам) в Псковской губернии, в эпоху революции, возможность возвращения на родину была для него отрезана. Таким образом Н.И. попал за границу…».

Кто-то скажет – повезло.

Я скажу – судьба, и приправлю банальным «нам не дано предугадать...».

Да, вполне вероятно, что насмешник-случай, забросивший его в Эстонию, спас ему жизнь. Что не будь этой нечаянной эмиграции, в графе «место смерти» у профессора Эрасси стояло бы на «Алжир», а «Соловки» или какой-нибудь «Карлаг». Это действительно вполне реально и примеров, к сожалению, масса.

Но когда ты пишешь о прошлом, очень трудно удержаться и хотя бы в мыслях не переписать судьбу.

А вдруг все бы было не так?

Вдруг нить Клото, ускользнувшая в межвоенную Эстонию, на самом деле увела Эрасси от карьеры академика, от статуса корифея и отца-основателя, от иконостаса орденов и Сталинских премий?

Ведь отсыпали Мойры это все профессору Терпигореву, с которым до революции они были примерно в равном статусе. И это при том, что у Терпигорева в анамнезе не месячный белогвардейский плен был, а работа на высоких должностях в правительствах Деникина и Врангеля.

Вот только в том самом 20-м году, когда Эрасси решил отложить возвращение в Москву, Терпигорев в Крыму, напротив, не сел на пароход в Константинополь, а остался в Севастополе, куда вскоре вошли части Красной армии.

И на глобальные вызовы, которые выставила горному делу невиданная по масштабам советская индустриализация, пришлось отвечать Терпигореву, а не Эрасси. А Эрасси в маленькой аграрной Эстонии даже научные статьи писать прекратил. А вот если бы…

Только не бывает этого "если бы".

История обходится без черновиков, сразу набело пишет.