Почему Великое княжество Литовское не было "альтернативной Россией"

31 August

Противостояние Великого княжества Московского и Великого княжества Литовского в благородном деле собирания русских земель продолжалось несколько столетий, и сегодня ВКЛ часто вспоминают как несостоявшуюся альтернативу Московской Руси.

Некоторые авторы даже говорят о «двух русских проектах», московском и литовском, «тоталитарной» Восточной Руси и «демократической» Западной.

Но вот это уже ошибка.

Герб Великого княжества Литовского "Погоня".
Герб Великого княжества Литовского "Погоня".

При всех своих несомненных достижениях и безусловных достоинствах Великое княжество Литовское никогда не было русским государством. Особенно – после унии с Польшей.

Более того – сегодняшние правозащитники вполне могли бы называть русское население этой страны «дискриминируемым национальным большинством». Да, да, бывает и такое.

Разумеется, дискриминация осуществлялась не по национальному признаку – до национальности тогда никому не было дела. Речь шла о гораздо более серьезных вещах – о вере и религии.

Для людей Средневековья религия играла важнейшую роль, это был фундамент, на котором выстраивалось все мировоззрение, поэтому православным русским польские и литовские католики всегда очень понятно объясняли - кто здесь главный. И не сказать, что это был суровый булинг. Нет, вроде бы мелочи – но весьма неприятные.

Во-первых, католическая церковь упрямо отказывалась признавать русских не только равными себе, но вообще христианами. Если вы видите в тогдашних документах термин «христиане» - можете не сомневаться, речь идет только о католиках. Это понятия разводились очень четко – «baptizatus» и «schismaticus» (крещеный и схизматик); «ruthenus vel christianus» (русский или христианин). Дело доходило до курьезов, которые некоторых сегодняшних русских националистов поставили бы на дыбы – например, в документах, исходивших от католической стороны, православная церковь практически всегда называлась исключительно «синагогой».

Отрицание христианства русских проявлялось и в том, что католические иерархи требовали повторного крещения для тех православных, которые захотели принять католичество. Исключение не делалось ни для кого, даже для уже упоминавшейся четвертой жены Ягайло православной княгини Софьи Гольшанской - при вступлении в брак в 1422 году ей пришлось креститься заново. И это притом, что в этот период даже Римская курия не настаивала на таком требовании.

Ян Матейко. Королева Софья Гольшанская с сыновьями. 1880 г.
Ян Матейко. Королева Софья Гольшанская с сыновьями. 1880 г.

Очень жесткой была позиция и по поводу межконфессиональных браков. Еще в конце XIV века, при обращении литовцев в католичество Ягайло издал распоряжение, где браки между литовцами и русскими разрешались, только если русский партнер примет католичество. Если же межконфессиональный брак уже состоялся, православного супруга или супругу надлежало принудить к смене веры - хотя бы и с помощью телесных наказаний. В Литве, где женитьба на православных была обычным делом со времен Гедимина, эта мера должна была восприниматься особенно остро.

Хватало и других «поражений в правах». В начале XV века проходило массовое предоставление городам самоуправление на основе знаменитого магдебургского права - про это очень любят вспоминать адепты "европейского выбора". Однако то ли не помнят, то ли не знают, что в большинстве этих актов указывалось, что самоуправление предоставлялось лишь «христианам» или, как сказано в некоторых текстах, немцам и полякам, и не распространялось на «схизматиков».

Верхушку правительства Великого княжества Литовского – раду – составляли в том числе и римско-католические епископы из Вильно, Луцка, Бреста, Жемайтии и Киева. Но при этом ни одного православного священника там не было и быть не могло - всем православным иерархам путь во властные структуры был наглухо закрыт.

Горожане, духовенство… Досталось и православному крестьянству. С определенного времени на русских землях начали возникать католические костелы, но деньги на его содержание взимали с… православного населения соответствующего прихода. Очевидно, в связи с крайней немногочисленностью населения католического. Которое, впрочем, вообще старались не обижать.

В 1417 году Ягайлом в грамоте Холмскому епископству (это, если кто не помнит, Галиция, куда в то время активно тянулись польские колонисты) освобождает от налога тех жителей подведомственной епископу территории, которые – да, исповедуют католическую веру.

Наконец, на «неполноценность» указали и самой важной части русского населения Литвы и Польши, тем, в лояльности которых власти были заинтересованы сильнее всего – предводителям воинских соединений, русским князьям и боярам.

Началось все с изданного в 1387 г. привилея принявшему католичество литовскому боярству – ренегаты приобрели свободу распоряжения своими имениями, они освобождались от целого ряда налогов и повинностей. Дальше – больше. В акте, определявшем условия унии между Польшей и Великим княжеством Литовским, при подтверждении ранее пожалованных прав и вольностей отмечалось, что ими могут пользоваться лишь те «бароны и благородные Литовской земли» (barones et nobiles terrae Littwaniae), которые исповедуют христианскую веру, а не «схизматики и другие неверные» (scismatici vel alii infideles). Кроме того, появилось еще одно нововведение – отныне на высшие государственные посты (воевод и каштелянов в Вильно, Троках, других местах) и место в составе великокняжеской рады могли претендовать исключительно католики.

Чем это все закончилось?

Тем, чем и должно было закончится.

Однажды чаша терпения переполнилась, началось восстание Богдана Хмельницкого, вылившееся в Переяславскую Раду с криками: «Волим под Царя Восточного, православного, крепкою рукою в нашей благочестивой вере умирати, нежели ненавистнику Христову, поганину, достати!».

А Переяславская Рада, в свою очередь, продолжилась первой в истории "русской весной" 1654-55 гг., когда города русских территорий Великого княжества Литовского открывали единоверцам ворота и приветствовали московские полки как освободителей.

Но это уже другая история.

_____________

Это отрывок из моей книги "Царский титул в картинках". По ссылке вы можете найти ее полностью.

За сколько телег серебра Россия купила у Польши Киев? Отчего символом северного города Владимира стал африканский лев, и почему у него железная корона - одна из трех известных в мировой геральдике? Откуда у реального правителя Новгородского государства "боярина Якова Пунтосовича" такое странное отчество?

Если же вам интересна средневековая история России и окрестных стран, вы можете почитать мою историческую сагу "Московиты" или фантастический роман "Адашев. Северские земли".