Он спас Балтийский флот. И за это "благодарные" большевики его расстреляли

После заключения Брестского мира Балтийский флот оказался изолирован в Ревеле и Гельсингфорсе и мог оказаться в руках немцев. Собственно, Советское правительство, уже склонялось к этому. Спасла его решимость одного человека. 37-летний каперанг Алексей Михайлович Щастный, поддержавший революцию и командовавший на тот момент Балтийским флотом принял решение эвакуировать флот в Кронштадт через замерший Финский залив.

В феврале-апреле 1918 года флот совершил Ледовый переход сначала из Ревеля в Гельсингфорс, а потом, в связи с угрозой захвата кораблей в Гельсингфорсе, в Кронштадт. Переход осуществлялся несмотря на то, что толщина льда местами достигала 75 см, а высота торосов – до пяти метров. Причем немцы вели обстрел пробивающегося через льды флота. Из Ревеля последние корабли ушли буквально в тот же день, когда в город вошли немцы, из Гельсингфорса последние корабли вышли за несколько дней до его захвата. Ледовый переход завершился успешно. Удалось сохранить 236 кораблей, которые будут еще очень долго служить стране, в том числе и во время Великой Отечественной войне, сыграв свою роль в обороне Ленинграда.

После того, как Ледовый переход завершился, наркомвоенмор Троцкий отдал приказ о подготовке флота к взрыву. Причем одновременно для исполнителей взрыва были зарезервированы деньги, так как на то, что матросы проявят «революционную сознательность» и взорвут свои корабли, он не рассчитывал.

Щастный ознакомил моряков с секретным приказом. В ответ на это 22 мая в ходе III Съезда делегатов Балтийского флота матросы заявили, что флот взорвут только после боя, Щастного провозгласили «спасителем флота», избрали «народным адмиралом» и начальником морских сил Балтики. Он стал очень популярен у моряков.

Это в итоге ускорило гибель популярного офицера. 27 мая 1918 года Щастный был арестован, так как большевики опасались, что действия командующего Балтфлотом приведут к тому, что немцы возобновят военные действия.

Государственным обвинителем на процессе над Щастным стал сам Троцкий, так что решение суда было предсказуемо. Командующего Балтфлотом приговорили к расстрелу, несмотря на то, что собранный трибунал не представил доказательной базы в контрреволюционной деятельности Щастного.

На самом деле, расстреливая Щастного, большевики просто убирали человека, сумевшего приструнить и организовать «флотских братишек», опасаясь возникновения «диктатуры флота». Его обвинили в том, что он совершил подвиг, проведя эвакуацию флота в невозможных условиях, для того, чтобы завоевать популярность и использовать ее потом против Советской власти.

Причем, левые эсеры, входившие на тот момент в Советское правительство, были против приговора командующему Балтфлотом. В общем, убрали потенциально возможного конкурента, популярного у очень важной на тот момент силы – моряков.

Приговор привели в исполнение в ночь с 21 на 22 июня 1918 года. В расстрельную команду взяли китайских волонтеров, которым было все равно, в кого стрелять.

А потом, в СССР, его имя было старательно вымарано. Когда в 1928 году вышел приказ о награждении Балтфлота орденом Красного Знамени за Ледовый переход, в нем значилось:

«Красный Балтийский флот под угрозой захвата его германским империализмом совершил беспримерное в мировой истории — Ледовый поход из Гельсинфорса в Кронштадт. Балтийский флот был спасён исключительно энергией и самоотверженностью моряков»

Никаких имен. Никаких упоминаний о том, кто организовал «братишек» и спланировал всю операцию по переходу флота и не потерявшего при этом ни одного корабля. Хотя тогда уже во всю велась борьба с троцкизмом.

Реабилитировали Алексея Михайловича Щастного только в 1995 году.