Пуля и граната для вождя пролетариата. История одного покушения и взаимного прощения

Эта история случилась в январе 1918 года, 1 (14) января. В это день состоялось первое покушение на Ленина. После выступления в Михайловском манеже, он вместе с Фрицем Платтеном, организатором переезда в том знаменитом запломбированном вагоне, на автомобиле Delaunay Belleville 45 (бывшем автомобиле Николая II) ехал в Смольный.

На мосту через Фонтанку, когда автомобиль притормозил, проезжая через мост (это нынешний мост Белинского), по нему открыли огонь. Пара пуль угодила в кузов, одна расколотила ветровое стекло. Голову Ленина пригнул Платтен, а сам он поначалу даже не понял, что на него только что было совершено покушение.

Покушение во многом оказалось неудачным из-за того, что один из его участников, подпоручик Герман Ушаков не бросил в автомобиль бомбу. Решение не бросать ее в Ленина он принял, услышав его выступление на только что закончившемся митинге, настолько глубокое впечатление на него произвело выступление и отношение окружающих к тому, что говорил этот невысокий человек.

Автомобиль, на котором в тот день ехал Ленин
Автомобиль, на котором в тот день ехал Ленин

В конце концов Ушакова нашла и схватила ЧК. Но Ленин ознакомившись с результатами дела и прошением Ушакова отправить его на Псковский фронт, где наступали немцы, приказал арестованного отпустить, так как он искренне раскаялся. Тем более, что только что вышло воззвание «Социалистическое отечество в опасности». А тут люди сами простятся на фронт! Резолюция была короткой:

«Дело прекратить. Освободить. Просьбу выполнить»

В дальнейшем Герман Ушаков остался на стороне красных. Во время Гражданской войны командовал бронепоездом. А в январе 1924 года он «глухим, с надрывом» голосом попросил Бонч-Бруевича, чтобы ему разрешили постоять у гроба человека, в которого он сначала собирался бросить бомбу, а потом сильно полюбил.

В дальнейшем, в 1927 году Ушаков попал в Шушенское и стал первым биографом этого периода жизни Ленина, написал произведение «Ленин в Шушенском».

Сам Ушаков в дальнейшем попал под репрессии. Но это было уже позднее. В том самом 1937 году. Ирония судьбы заключается в том, что его репрессировали как «немецкого шпиона». Вот ведь как бывает…