This article contains information about products that may be harmful to your health.

История русского бомжа в Америке: «мне платит правительство США. Зачем мне работать»?

11 July
pixabay.com
pixabay.com

Иван уже 23 года живет в Соединенных Штатах. Из которых он успел отработать только 2 полноценных года. После этого пошла череда личных неудач, в жизни появились наркотики и алкоголь. Постепенно, Иван покатился на дно американской системы ценностей. Но вылезать оттуда, похоже, не очень то и стремится.

Наш корреспондент в очередной раз встретил Ивана у бургерной в Небраске, где, наш бывший соотечественник «стреляет мелочь». Дырявая майка, сланцы на босу ногу, стойкий запах перегара и невнятная речь: таковы типичные «симптомы» американского бомжа, от которых НАШ Ваня ничем не отличается.

«Здорово, Серега! Подкинешь на пинту пивка? Жабры горят»!

Здесь он промышляет последние несколько лет. До этого, по его словам, жил с родителями на Брайтоне, в приличной квартире. Ваня даже успел поступить после школы в колледж. Но плохая компания, по большей части состоящая из русскоязычных оборванцев, затянула. Уже в 17 с небольшим парень попробовал наркотики. В 19 лет впервые получил «срок», вышел в 21. Хотел, говорит, «начать с чистого листа». Но вновь что-то пошло не так, о чем Иван молчит.

Приехал сюда парень совсем сопливым мальчиком – в 4 года. Родителям, говорит, предложили работу. Папа до сих пор трудится в транспортной компании. Мама – медсестра в госпитале. Вполне типичная, «средняя» семья.

Сейчас Ивану 27. По виду и не скажешь!

Сам он говорит, что ежемесячное пособие по безработице в последнее время превышает 1200 долларов. Не имея обязательств, таких как оплата коммунальных, кредиты, автомобиль – это неплохие деньги. Тем более, если жить на улице, лишь холодными временами перебиваясь временными пристанищами в «бомжатниках». Иногда таких как Ваня даже кормят бесплатно, различные благотворительные центры.

Конечно, наверняка, не все из слов Ивана можно воспринимать на веру. И то, что он «теперь полностью чист перед законом», и что «социальным службам я не интересен». Почти уверены, что за душой паренька весьма внушительное «досье» криминала. Жизнь в уличной «стае» подобных просто не даст возможности не замарать руки.

Субъективно, среди наших бывших соотечественников таких как 27-летний Иван не так уже и много, как, например, среди пуэртириканцев или афроамериканцев, не так давно приехавших к берегам Свободы. Но такие люди встречаются во всех русских комьюнити, и не только. На Брайтоне нам уже известны трое, как минимум, «постоянных».

Дело тут вовсе не в каких-то национальных или социальных особенностях. Даже среди не раз отсидевших наркоманов есть те, кто остепенился, нашел доход, и даже обрел семью с детишками. А есть те, кто катится по наклонной добровольно, как Иван. К чему приведет эта дорога? Скорее всего к аресту, или к смерти в американской подворотне. Но даст Бог, и наш Ваня внезапно одумается, возьмется за голову!