Не детские игры на войне

Днями и ночами мы торчали на улицах. Учебные заведения не работают. Каждый был в своей группе, определение шло по возрастному критерию. Дети 13-15 лет – считались уже взрослыми. Они уже все курили, многие уже попробовали алкоголь и имели опыт общения с девушками.


Группа 6-8 лет частенько играла в пряталки. В этот раз я спрятался подальше, чтобы меня не нашли. Перешел на другую часть дороги, залез под дерево, что стояло возле оставшейся стены школы. Когда меня начали искать уже все ребята, раздался оглушительный хлопок, от чего подкосилась стена надо мной и рухнула.

Оглушенный, я еле выкарабкался из под обломков. Ко мне бежал на всех парах мой брат. Он махал руками и будто немая рыба в пустую открывал рот. Как оказалось, он мне что-то кричал, но я был полностью оглушён. Лишь только звон стоял в ушах.

Позже брат мне рассказал, что он со своей группой хотел разбомбить снаряд. Маме конечно о случившемся рассказывать было нельзя, и взамен Виталька предложил пострелять. Только дурак мог отказаться от такого предложения, пальнуть из советского оружия. Вскоре у меня в руках была тяжеленная, с меня ростом настоящая русская винтовка.


Однажды я видел, как стреляют солдаты, и попытался всё повторить. Брат подсказывал, как и что делать.


Ребята, стоявшие рядом, отошли от меня подальше, а Виталик сказал, что будет сильный удар, после выстрела. Держал я винтовку из последних сил, и с трудом дотянувшись до спускового крючка, стал тянуть на себя. Удар в плечо не заставил себя долго ждать и все мальчишки бросились кто куда. Я же в свою очередь, ничего не понимая, валялся уже на спине с поднятыми ногами.


Виталька схватил меня и начал ругать, что больше ни когда не даст мне пострелять. Пацаны, вернувшись к нам, смеялись надо мной, но мне было всё равно, ведь я стрелял из настоящего боевого оружия, и на боль в плече мне было всё равно.


Больше в подобные игры нам не удалось поиграть, среди нас завелся стукач, который нас сдал, после чего милиционер изъял оружие.