Нерон и гонения на христиан

Среди римских императоров Нерон, как никакой другой, прославился талантами: самозабвенно любил петь, играл на кифаре, участвовал в спортивных играх. И он же отличался особой бесчеловечностью: устраивал жесткие убийства и насилия. Его считают виновником двух масштабных злодеяний - организации грандиозного пожара в Риме и первым гонением на христиан. Но знакомство с записями древних историков свидетельствует, что прямых доказательств к пожару в Риме у нас нет, он находился в другом городе, особого гонения на христиан не устраивал, так как был равнодушен к вероучениям.

С юного возраста его воспитывали префект преторианской гвардии Бурр и Сенека - один из умнейших людей Рима, знаменитый философ, мудрые изречения которого дошли до нашего времени. Сенека был консулом, богатейшим человеком, но при всем при том оставался моралистом и своему подопечному старался привить человеколюбие, высокие нравственные качества правителя, сдерживал его порочные наклонности и порывы к мщению. Нерон любил слушать его мудрствования, но замечаний в свой адрес не терпел. Очень не нравились ему всякие ограничения, которые проповедовал Сенека.

Характер императора начал меняться в худшую сторону в начале 60-х годов, когда ему, 22-летнему, стали надоедать указания наставников, и он жаждал от них избавиться. Нерон несколько раз пытался убить свою мать Агриппину, пытался отравить, утопить и даже обрушить потолок в ее спальне, но она счастливо избегала смерти. Тогда Нерон открыто приказал убить ее. Потом он не раз признавался, что образ матери преследует его по ночам. Позднее по надуманным поводам, якобы по причине оскорбления его величия, устранял своих политических противников, которые могли организовать против него заговор.

В глубине души Нерон был трусом и боялся величие Сенеки, которое, как ему казалось, могло заслонить самого императора. В 62 году после смерти Бурра Сенека вышел в отставку и оставил все свое огромное состояние молодому императору, но избежать драматической участи, увы, не смог. Через три года Нерон отдал приказ: Сенека должен покончить жизнь самоубийством, пусть выберет себе способ. Сенека вскрыл себе вены на руках и ногах, кровь текла медленно и он попросил слугу дать яду. Но тело его уже похолодело и яд не вызвал должного действия. Тогда он вошел в горячую ванну и обрызгав водой рабов, которые стояли вокруг, сказал: "Это возлияние, Юпитеру Освободителю!"

В начавшийся период деспотии и ничем не оправданной жестокости ему донесли о неких христианах - людях, пришедших с востока, из Иудеи, которые проповедовали некую религию. Основными адептами христианства были рабы, люди низшего сословия, искавших защиту в сборищах себе подобных, в моральных проповедях, в поиске лучшей жизни в иных мирах.

Христиане держались обособленно, их собрания проходили закрыто, в отдаленных местах, куда посторонние не допускались. Свободные римляне подозревали таких сектантов в занятии чародейством или, еще хуже, в подготовке варварских действий, например краже младенцев, чтобы приносить их в жертву своим богам.

Неизвестно, как поступил бы Нерон с христианами, если не начавшийся в жаркий июль 64 года пожар в Риме. Поднявшийся ветер разносил пламя, горели жилые дома, служебные постройки, огонь перебрасывался от одного района в другой. Пожар продолжался 9 дней. Нерон, который находился в другом городе, тотчас прибыл в Рим и отдал распоряжение об оказании помощи пострадавшим. Для спасения народа были открыты Марсово поле, императорские сады.

Из Остии и других городов в Рим потянулись телеги с продовольствием, , но эти меры не вызвали былого расположения народа к своему императору. В городе пошли слухи, что Нерон во время пожара поднялся на дворцовую смену и стал петь песнь о гибели Трои, сравнивал постигшие Рим бедствие с происшествием давних времен.

В городе начали шептаться, что это Нерон сжег Рим, так как ему надоели старые постройки, узкие кривые переулки, а он давно хотел на месте старого города возвести новый и назвать его своим именем. Императору докладывали о этих разговорах. Нужно было срочно снять с себя подозрения. Историк Тацит, который еще ребенком пережил этот пожар и последовавшие за этим пожаром бесчинства, дает скупое описание происшествия:

"И вот Нерон, чтобы побороть слухи, приискал виноватых и предал изощренным казням тех, кто своими мерзостями навлек на себя всеобщую ненависть и кого толпа называла христианами."

Но объявить зачинщиков поджога было мало, требовалось всех прилюдно наказать. И Нерон отдал приказ соорудить в центре города деревянный амфитеатр и на его арену вывести христиан. Потом на арену выпустить львов. Пусть христиане призывают своего бога Иисуса Христа. Если Он спасет их, то их вера истинная, если нет, то их вера ложная и наказаны они справедливо. Умерщвление сопровождалось издевательствами: людей облачали в шкуры диких зверей, дабы они были растерзаны насмерть собаками, распинали на крестах или поджигали с наступлением темноты ради ночного освещения.

После пожара Нерон возводил Рим по-новому: в городе появились четко расчерченные кварталы, широкие улицы между ними, была ограничена высота зданий. Сами здания Нерон приказал строить без применения бревен, сплошь из габийского или альбанского туфа, ибо этот камень огнеупорен; было запрещено сооружать дома с общими стенами, все здания надлежало отгораживать от соседнего. Эти меры, принятые для общей пользы, послужили вместе с тем и украшению города.

Генрих Сенкевич, большой знаток эпохи Древнего Рима, все же сгущал краски, когда описывал происходившие события в своем романе "Куда идешь". На самом деле таких кровавых и масштабных злодеяний не было, но католической церкви очень хотелось представить первых христиан мучениками, почти святыми, и потому католические священники считали этот роман очень правдивым.

*ALTER CARBON*