Загадочная гибель линкора «Новороссийск»

Итальянскому линейному кораблю, названному «Джулио Чезаре», не повезло с самого рождения. Он сразу оказался устаревшим по сравнению со своими собратьями других ведущих морских держав. В боевых действиях Первой мировой войны он не участвовал. В начавшейся Второй мировой войне сразу получил пробоину в корпусе и стал на ремонт. Затем его вывели из строя успешные атаки английских летчиков. В 1944 году линкор превратили в учебный корабль, а в 1948 году передали Советскому Союзу, где его переименовали в «Новороссийск». В 1955 году в Севастополе с линкором произошла катастрофа, причина которой так до конца и не выяснена.

После выхода Италии из войны страны-победительницы в 1944 году приступили к разделу итальянского военного флота в счет репараций. Советский Союз рассчитывал получить новый линкор «Литторио», но союзники навязали СССР устаревший корабль «Джулио Чезаре». Сразу получить его было сложно, и взамен англичане передали СССР старый дредноут «Роял Соверн», который в составе Военно-морского флота получил название «Архангельск». В 1948 году, когда «Джулио Чезаре» отправился на службу в Советский Союз, английский дредноут ушел в Великобританию на слом.

Прибывший в Севастополь 180-метровый итальянский линкор, переименованный в «Новороссийск», встал в одну шеренгу с такими же устаревшими тех же размеров линкорами – «Севастополь» и «Октябрьская революция», доставшихся СССР в наследство от царского режима.

«Новороссийск» было решено использовать для боевой выучки экипажей. Но сделать это удалось не сразу. Корабль был в запущенном состоянии, документация на итальянском языке оказалась по сути бесполезной, калибры пушек не соответствовали советским размерам вооружения. Итальянцы придерживались другой практики использования военно-морских судов: матросы жили на берегу в казармах и поднимались на корабль только для участия в походах и боевых действиях. Советские моряки жили на кораблях, поэтому требовалось организовать питание и быт.

«Новороссийск» перестраивали долго. Только в 1955 году он вошел в состав Черноморского флота, несколько раз выходил в море, участвовал в учебных операциях. На то время он был самым сильным боевым кораблем СССР: имел 13 пушек в орудийных башнях, 3 подводных торпедных аппарата.

28 октября 1955 года линкор принимал участие в праздновании 100-летия обороны Севастополя и остановился в районе Павловского мыса, где глубина под килем составляла 17 метров. Часть экипажа сошла на берег.

29 октября в 1 час 31 минуту под корпусом корабля с правого борта неожиданно раздался взрыв. Корпус линкора был пробит, погибло сразу 150-170 матросов. Линкор попытались отбуксировать, но он сел на мель. Эвакуировать оставшихся моряков, а их было около тысячи человек, почему-то не разрешили. Корабль неожиданно начал кренится на левый борт и в 4 часа перевернулся, на следующий день он затонул. В случившейся катастрофе погибло 602 человека – многие оказались запертыми в отсеках опрокинувшегося линкора.

К его подъему смогли приступить только летом 1956 года. Когда днище всплыло на 4 метра, корабль отбуксировали в Казачью бухту, где его разобрали на металлолом. По официальной версии, которая была выдвинута правительственной комиссией, расследовавшей причины катастрофы, линкор подорвался на донной морской мине, установленной немцами в 1944 году. После войны тральщики вылавливали в этом районе немецкие мины.

В выводах комиссии не исключался также акт диверсии. Итальянские подводные диверсанты с итальянского торгового судна могли проникнуть в акваторию Севастопольской бухты, подложить мину под днище «Новороссийска» и вернуться на судно обратно. Выдвигалась и версия, что итальянцы заминировали корабль заранее, заложив заряды между переборками и тщательно заварив отверстия.

Ни одна из этих версий не является окончательной. Реальную причину гибели линкора так и не установили.

*ALTER CARBON*