Фонтанка и Африка

Ватфор прочитал наконец текст Фонтанки о поездке в ЦАР по следам убитых журналистов. Сенсация кроется не в самом репортаже (узнать Фонтанке ничего толком не удалось), а в трех скринах переписки, посвященной тому самому таинственному Мартину, который должен был встречать убитых журналистов и на котором держалась вся экспедиция.

Так вот. Номер телефона Мартина глава ЦУР Андрей Коняхин получил между делом от журналиста Кирилла Романовского, который видел Мартина три раза в жизни, причем последний раз — пять лет назад, и ничего толком про него не знает — ни где работает, ни даже фамилии. Контакт Коняхиным никак не проверялся, личность Мартина не верифицировалась. Трое журналистов ехали в прямом смысле неизвестно к кому, к буквам на экране.

Даже если допустить, что Мартин существует и действительно работает в ООН, совершенно неизвестно, был ли он в тот момент в ЦАР, его ли это до сих пор номер, не была ли симка аннулирована с передачей другому человеку, наконец, не был ли телефон украден/потерян и так далее. При подготовке поездки это никак не проверялось.

Как следует из опубликованных переписок, связь с «Мартином» у всех шла только через WhatsApp, голосом никто с ним не разговаривал — не получалось дозвониться. В WhatsApp он отвечал с задержкой до суток.

То есть, понимаете, да? Этот номер телефона после Мартина мог оказаться у какого-нибудь бандита, у местного боевика, который получил сообщения от Коняхина, расплылся в широкой улыбке и начал готовить встречу, а чтобы не спалиться, общался только текстом. Подослал своего человека — водителя, который и отвез преспокойно всю группу в засаду, где их убили и ограбили.

Разумеется, это ничем не подкрепленная версия, но она сама возникает в голове, когда читаешь, с какой преступной беспечностью сотрудники Ходорковского отправили троих людей в одно из самых опасных мест на Земле.