Хоронили Договор, порвали два...

Продолжаем поминки Договора о ракетах средней и меньшей дальности.

С утра замминистра Рябков провел похоронный брифинг, основные тезисы давно известны. А вот в ответах на вопросы проявились интересные нюансы, которые хотелось бы акцентировать.

1) Пасхалочка для ценителей контроля над вооружениями: «Россия придерживается двойного подхода: сдерживание США и вовлечение в диалог».

2) Будущая японская система ПРО "Иджис Эшор" - «отдельная тема», и с ней тоже нужно разобраться. Но, в отличие от американской ПРО в Румынии и Польше, прямой увязки не будет. Подразумевается, насколько мы понимаем, что его развертывание не приведет к «сухопутному Калибру» на Курильских островах или т.п.

3) Возможность уничтожения крылатой ракеты 9M729 никогда не рассматривалась. Интересное сравнение: требование США уничтожить 9М729 в рамках ДРСМД это примерно как если бы Россия попросила уничтожить районы базирования ПРО в рамках Договора СНВ-III. Не уверены, что это совершенно верный подход, но дает представление о мышлении российской дипломатии.

4) О СНВ-III в целом - Договор служит интересам российской и глобальной безопасности. Он может быть продлен и менее чем на 5 лет. Но проблемы с американским выводом из засчета определнных систем должны решаться надлежащим образом. Россия довольно скептически относится к любым «более выгодным сделкам», поскольку США так и не прдложили ничего конкретного под соусом «пост-СВПД» с Ираном или «многостороннего ДРСМД» с Китаем.

5) Очень четкое и резкое «Нет» на вопрос о возможных «положительных эффектах» после кончины ДРСМД. Россия рассматривает выход США из Договора как дипломатическое поражение.

6) Остается сложной ситуация с ДВЗЯИ: США отказываются ратифицировать, модернизируют полигон для испытаний и, как водится, начинают кампанию по обвинениям России. Наши вроде как разъяснили различные виды испытаний, а также как эта тема обсуждалась до подписания ДВЗЯИ еще в 1996 году, ждем реакции.

7) На Обзорной конференции ДНЯО в следующем году ожидают массы обвинений со стороны неядерных держав. Да и в целом нормальной работе межправительственных органов мешает политизация: никто не читает документы, национальная принадлежность авторов той или иной резолюции зачастую считается достаточной для принятия решения по голосованию.

8) Россия и США ведут диалог по военным доктринам, включая неядерное сдерживание. И вот это очень важно: Рябков не видит причин для уточнения российской военной доктрины из-за гибели ДРСМД, включая концепцию «ударов по центрам принятия решений». Формулировки в отношении применения ЯО считаются хорошими и продуманными.

Ну а после обеда уже Президент собрался с Советом безопасности, да и опубликовал свое Заявление. Опять же, без особых неожиданностей, пока янки не начнут разворачивать свои приблуды, мы будем скромно себя вести, разве что вот это любопытно:

До поступления таких систем [РСМД] на вооружение Российской армии реальные угрозы, возникающие для России в связи с выходом США из Договора о ракетах средней и меньшей дальности, будут надёжно парироваться уже существующими у нас средствами: ракетами воздушного базирования «Х-101» и «Кинжал», морского базирования «Калибр», а также перспективными комплексами, включая гиперзвуковые системы типа «Циркон».

Обратите внимание, что не указана КРВБ "Х-102", ядерный вариант Х-101. Из этого может следовать приоритет как раз таки неядерных вариантов и всех остальных перечисленных ракет, тем самым достигается своего рода зеркальность с американскими и натовскими планами по исключительно неядерным ракетам. Но это не точно.

В целом чтобы избежать хаоса, в котором нет никаких правил, ограничений и законов, нужно ещё раз взвесить все возможные опасные последствия и начать серьёзный диалог без двусмысленностей и по существу. Россия считает необходимым, не откладывая, возобновить полноценные переговоры об обеспечении стратегической стабильности и безопасности.

И это правильно, это хорошо.