«Мы существуем в прямом смысле этого слова в гараже»

Петербургский коллектив «Црвених Цветова» за короткий срок превратился в одну из главных гитарных групп страны. Эмоциональный гаражный рок с ритмикой пост-панка оказался идеальным аккомпанементом для композиций про Бориса Рыжего, похороны кота и «собянинский киберпанк». «Црвених Цветова» выпустили дебютный лонгплей, вошедший в число главных панк-альбомов года по версии паблика ХРУЩЁВКА, а в начале весны группа отправилась в турне по России. Творчество «Црвених Цветова» заинтересовало разные категории граждан, среди которых были и оренбургские силовики, сорвавшие выступление группы.

14 июня «Црвених Цветова» выступят в качестве хэдлайнера петербургской вечеринки VATNIKSTAN. В преддверии концерта VATNIKSTAN пообщался с лидером группы Михаилом Золотарёвым о гаражном роке, взаимоотношениях с Александром Ионовым, погоне в Оренбурге и летних фестивалях.

— Гаражный рок, пост-панк, эмо — как ты относишься к этим тэгам? Какие из них наилучшим образом применимы к вашему творчеству?

— Я ничего не понимаю в хэштегах. Для меня существует как бы метал, рок и всё остальное, где гитара не х…т [фигачит]. Это всё остальное я слушаю гораздо меньше. Из вышеперечисленного к нам больше всего подходит хэштег «гаражный рок», но это только потому, что мы существуем в прямом смысле этого слова в гараже. Там же есть чуваки, которые играют чёрный метал, и это тоже гаражная группа.

— Вы были подписаны на “IONOFF MUSIC”. А на данный момент вы продолжаете работать с лейблом? Какую роль в вашем становлении сыграл Александр Ионов?

— Так сложилось, что когда я только подумал, что прикольно было бы играть так называемую музыку и выложил первые домашние зарисовки в сеть интернет, мне написал Александр Ионов и сказал, мол, давай приходи поиграй вот в этот клуб «Ионотека», вот тут будет такая-то вот солянка. И я такой: «ого»! Ну и выступал там, сначала один, потом не один, ну и так далее. Уже после этого появилось такое понятие, как лейбл “IONOFF MUSIC”, и Александр Ионов сказал мне: «Ну что давай вы, то есть группа „Црвених Цветова“, выпустите тут какой-то материал». Мы записали и выпустили EP из трёх песен.

В принципе мне вообще не нравилась музыкальная тусовочка, сосредоточенная вокруг «Ионотеки», и я близости с этими людьми не ощущал. Ну то есть окей, все вы прикольные, наверное, но, спасибо, не надо. После этого мы уже начали записывать альбом и у нас с Александром Ионовым была устная договорённость, что мы этот альбом тоже у него выпустим. Но по итогу мы решили выпустить этот альбом сами. Александр Ионов расстроился и написал мне длинное сообщение. Я ему в ответ написал тоже длинное сообщение, но он вроде как обиделся. Вот история такая.

Какую роль сыграл Александр Ионов, сказать сложно, но спасибо, первые концерты прошли у меня в «Ионотеке», а теперь мы там не играем полным составом. Я разве что спел там несколько песен на концерте «Шумных и угрожающих выходок», но это из глубокого уважения к сибирякам. EP мы, кстати, таки не забирали, так и висит на электронных площадках под лейблом “IONOFF MUSIC”. Хаха.

— На альбоме главный хит «Моррисси» вышел с куплетом Лёхи Никонова. Как возникла идея сотрудничества с фронтменом «Последних Танков в Париже»? Почему именно в формате переработки старой композиции?

— С Лёшей Никоновым мы познакомились на нашем концерте, он пришёл, и когда я увидел его, у меня немного коленки-то потряслись, конечно. Ещё бы, я же как в 2008 году, будучи учеником восьмого класса, услышал альбом «Зеркало», так и не перестаю следить за группой «Последние Танки в Париже» и за Лёхиной поэтической деятельностью. Уже после гига, на выходе, пересеклись и пообщались, кажется, тогда и решили что-то вместе сделать. Песню «Моррисси» мы почему-то давно решили переписать на альбом, а Лёше она вроде нравилась, так и получилось, что он спел в ней свой куплет. Кайф.

Фан-видео старой версии «Моррисси»

— Ваш концерт в Оренбурге сорвали «люди в масках и с оружием», которые поначалу обещали вам подбросить что-то. Посредине вашего выступления в клубе выключили свет. Какие у вас были эмоции в этот момент?

— Да какие там эмоции. Мне жаль было, что 60 процентов людей вывели из клуба, потому что у них либо не было паспортов, либо они были несовершеннолетними. Обидно было — и всё. Ну и когда этот х…с [не очень приятный человек, угрожавший участникам группы] за нами на машине ехал, было дискомфортно, я головой всё вертел, помню, выглядывал эту серебристую Ладу-2115. Потом он отвалил на одном перекрёстке, потому что на красный не успел проехать. Лох!

— Как ты думаешь, почему именно в последние года полтора запреты концертов молодых музыкантов превратились в постоянную практику?

— Не знаю, всегда концерты закрывали, спросите людей, которые занимаются независимой музыкой подольше, чем я. У них тоже куча историй с масками, фонариками в лицо, ну и прочими приколами. А у нашей группы, очевидно, какая точка зрения на этот счёт.

— А расскажи про самые яркие позитивные впечатления от тура. Какой концерт тебе больше всего запомнился?

— Вообще вся поездка была крутая и концерты были крутые все. Самый дикий, конечно, же Курск, концерт в бомбоубежище, летящие на пол мониторы, развороченный микрофон (наш, а не клубный, спокойно), голые пацаны, бегающие по кругу. В Перми был очень яркий концерт, играли, пока не начали умирать, очень понравилось. Ну Москва всегда хорошо принимает, Москву мы все любим, конечно, это всегда для нас маленький праздник, главное, не оставаться там больше пары дней. Хороший был тур.

— Где будете выступать летом? На какие-то оупен-эйры вас звали? Как ты относишься к фестивалям?

— Не-а, нас никуда особо не зовут, неизвестно почему. К фестивалям отношение неоднозначное, вроде как на них можно поиграть, потому что это отличный путь к расширению аудитории и, вообще как говорит Джудис, на войне все средства хороши, но лично мне ни один фестиваль не нравится и лайнапы все унылые до жути. Я бы только Cloud Nothings бы послушал на фестивальчике «Боль», но если они не будут играть свой мажорный рок, а сыграют три раза подряд песню “Wasted Days”. Но нас никуда не позвали, ну и да ладно. Мне лично всё равно, а если позовут, и пацаны скажут: «Миша, давай», я поеду, потому что им хочется. Ведь это люди, которых я люблю больше, чем почти всех.

— Что так впечатлило в современной Москве, раз у вас вышла песня «Собянинский киберпанк»?

— Не знаю, это достаточно старый текст был. Я уже не помню, когда его написал, точно задолго до появления песни. А «собянинский киберпанк» — это фраза, которую я увидел в инстаграме у одного знакомого, и тут же ему написал, мол, фразу эту я конфискую в художественных целях. Он был не против. Вот и история появления.

Последний EP стартует с песни «Собянинский киберпанк»:

— Вы довольно прохладно отзывались о «новой русской волне». Но кого-нибудь из отечественных групп ты слушаешь?

— Я слушаю очень много отечественной музыки. Лично за себя опять же могу сказать, что очень люблю — ну, например, по методу Юрия б…ть Дудя три русских группы сейчас для меня — это (в этот момент я открыл Google Play, чтобы понять, что слушал последнего) JARS, «Химера», «Психея», но это далеко не полный список. Очевидно, просто последние три русские группы в моём плеере.

— Вы записали совместно с «Эхопрокуренныхподъездов» несколько композиций и даже провели концерт. Как вы познакомились и как получилось, что вы записались вместе с хип-хоп артистом?

— С Андреем я уже знаком кучу лет и называю его своим другом и нежно целую при встрече. Отсюда и вытекло наше с ним сотрудничество, которое в дальнейшем продолжится, дай Бог, потому что я искренне люблю то, что пишет господин Андрей Пизда [псевдоним создателя проекта «Эхопрокуренныхподъездов»].

— Стоит ли от вас ожидать новых релизов до конца года?

— Да.

Группа «Црвених Цветова» выступит 14 июня 2019 года, в пятницу, в клубе Down Town в Санкт-Петербурге по адресу: набережная Обводного канала, 181 на вечеринке VATNIKSTAN. Другие участники концерта: «Я Хотел Быть Космонавтом», Bazarish, Брысь. Мероприятие начинается в 19:00.

Источник

Подписаться на VATNIKSTAN zen || vk || facebook || telegram