Портретная галерея русской эмиграции. Часть IV: 1944–1952

Редактор рубрики «На чужбине» продолжает серию материалов «Портретная галерея русской эмиграции», в которой 21 портрет от начала до конца XX века расскажет 21 историю эмигрантской судьбы. Сегодняшняя часть, на первый взгляд, рассматривает всего лишь три портрета, однако истории людей, на них изображённых, от этого не становятся менее интересными.

Читать первую часть.
Читать вторую часть.
Читать третью часть.

15. Автопортрет Владимира Третчикова (1944—1950 годы, Индонезия — Южно-Африканский Союз)

Если бы я писал биографию художника Владимира Третчикова, то назвал бы её «Вопреки всему» или «Нахальный Третчи». Судьба нашего героя была тернистой с самого начала. Сотни и тысячи русских, которым выпал трагичный дальневосточный эмигрантский маршрут, давно и беззаветно сгинули в пучину истории, но Третчикову повезло.

Родившись в 1913 году в сибирском Петропавловске в состоятельной богатой семье, Вова имел счастье жить в комфорте только первые четыре года своей жизни. От Гражданской войны семейство Третчиковых бежало на земли КВЖД (Китайско-Восточной железной дороги) в «столичный» Харбин. В десятилетнем возрасте нашего героя настигает ещё один удар судьбы — умирают родители. С раннего детства самостоятельно занимаясь рисованием, уже с отроческого возраста он работает художником при местной русской опере Харбина, рисуя им декорации. В 1929 году Третчиков получает первые крупные деньги за работы двух небожителей — Ленина (для советской КВЖД) и Сунь Ятсена, тогдашнего главы Гоминьдана.

Межвоенный Харбин, 1920-е годы.
На фотокарточке, помимо европейцев (скорее всего, русских), вы даже можете заметить русскую рекламу.
Межвоенный Харбин, 1920-е годы.
На фотокарточке, помимо европейцев (скорее всего, русских), вы даже можете заметить русскую рекламу.

В начале 1930-х он переезжает в Шанхай, вторую столицу русской эмиграции Китая. Третчикову выпало сделать правильный выбор и связать своё будущее с главным языком XX века — он начинается работать в англоязычных фирмах. Едва ему исполнилось 18 лет — он уже арт-директор и иллюстратор местной Mercury Press, американского издательского дома. В 1933-м он, едва достигший двадцатилетнего возраста, вместе со своей женой, русской шанхайкой Натальей Тельпуговой, переезжает в британский Сингапур работать на англичан.

Молодые Третчиковы в Сингапуре в конце 1930-х. Фото из первой автобиографической книги Третчикова «Pigeon’s Luck» 1973 года
Молодые Третчиковы в Сингапуре в конце 1930-х. Фото из первой автобиографической книги Третчикова «Pigeon’s Luck» 1973 года

Третчи, как его называли сами англичане, честно и достойно трудился и, хотя не стал британцем, вошёл в их поп-культуру и навсегда остался атрибутом 1960-х не только для Соединённого Королевства, а даже для всей англосферы (так называют англоязычные страны — аналог нашего «русского мира»).

Работать на англичан Третчи стал в The Straits Times, главном местном печатном органе. Он быстро включился с супругой в местное общество. То была типичная колониальная британская жизнь, отдалённо напоминающая нынешний стиль жизни экспатов крупных корпораций, работающих в бедных странах. Писатель Гайто Газданов крутил баранку такси чуть ли не до конца 1940-х, в то время как юнец-иллюстратор Третчи на начальной позиции мог позволить себе снимать виллу c прислугой, иметь собственный автомобиль и содержать жену-домохозяйку с дочкой.

К 1940-му году Третчи работал на британское министерство информации (вывеска для «министерства пропаганды»), и всё было бы ничего, пока ему и местным британцам не пришлось испытать один из самых известных просчётов Черчилля, который оставил главную базу британского флота в Океании без какой-либо серьёзной защиты ПВО и подготовки к высадке вражеского десанта. Японцы с удовольствием за считанные дни смяли всякое сопротивление, и Третчиков вместе со своими коллегами попал в японский концлагерь на Яве (Индонезия).

«Красный жакет» («Red jacket»). Художник Владимир Третчиков, 1945 год
Девушка с портрета — малайко-голландка Леонора Соломонсон, которую Третчи звал по-русски Ленкой. Она была его любовницей в период японской оккупации, когда художник думал, что потерял жену и дочку. После воссоединения семьи в Кейптауне полотно с красавицей Ленке красовалось на видном месте в доме Третчиковых, причём сама жена выбрала это полотно, понимая все нюансы обстоятельств написания этой картины.
«Красный жакет» («Red jacket»). Художник Владимир Третчиков, 1945 год
Девушка с портрета — малайко-голландка Леонора Соломонсон, которую Третчи звал по-русски Ленкой. Она была его любовницей в период японской оккупации, когда художник думал, что потерял жену и дочку. После воссоединения семьи в Кейптауне полотно с красавицей Ленке красовалось на видном месте в доме Третчиковых, причём сама жена выбрала это полотно, понимая все нюансы обстоятельств написания этой картины.

Несмотря на то, что Третчи никогда не был советским подданным, для японцев все русские были советскими. Так как Япония не находилась в состоянии войны с СССР до 1945 года, Третчиков был освобождён. Он быстро занялся своим любимым ремеслом и начал зарабатывать деньги живописью, выполняя портреты местных царьков. Была одна проблема — в Сингапуре Третчи, работая в министерстве информации, не пол подметал, а рисовал антияпонские карикатуры. Манеру рисунка и авторский стиль сложно поменять, и ставшего уже известным в Батавии (Джакарте) художника японцы вычисляют и опять помещают в концлагерь, из которого его вскоре освобождают уже англичане.

«Военнопленный» («Prisoner of War»). Художник Владимир Третчиков, 1965 год
Третчиков на своей шкуре испытал ужасы концлагерей Japs’ов (уничижительное название японцев на английском).
«Военнопленный» («Prisoner of War»). Художник Владимир Третчиков, 1965 год
Третчиков на своей шкуре испытал ужасы концлагерей Japs’ов (уничижительное название японцев на английском).

Третчиков отправляется в Южную Африку, куда удалось бежать ещё в 1942 году его жене с дочкой. Наступает долгожданное воссоединение семьи. Многим ли так везло? В конце 1940-х годов Третчи живёт между Кейптауном и Лондоном, и в итоге останавливается в Кейпе. Всё-таки, хоть он и привык к британской жизни, он также сильно привык к колониальной и экзотической жизни.

Он честно пытается войти в южноафриканское общество художников, но местные снобы отнюдь не желали впускать в свои ряды какого-то странного энергичного русского. Не беда! Он без помощи всяких ассоциаций начал устраивать свои выставки в независимых галереях. И народ пошёл на него толпами. Почему? Принято считать, что картины Третчи привлекали своей живостью, яркостью, простотой, а главное, они были «нормальными». Критики с пеной у рта хаяли картины русского художника, желчно писали, что это не искусство, а китч. Но эти же самые бессовестные господа в то же время хвалили «авангардистское» абстрактное искусство, а кто-то из этих них, как выясняется, вообще писал эти дифирамбы за денежки от ЦРУ.

Короткий сюжет британского ТВ 1990-х — начала 2000-х про Третчикова.
Хорошим свидетельством его действительной популярности на Западе является то, что про него снимают и пишут в обывательских газетах и блогах сами британцы, американцы, южноафриканцы, без всяких отсылок к России.

Тогда же, в 1950-е, Третчи — не только мастер рисунка, но и гений-предприниматель — решает продавать принты своих работ. Неоднозначное решение для среднего художника, который зависит от богемных покупателей с деньгами. Но Третчиков не был средним художником. Так он становится первым в мире, кто заваливал принтами своих работ весь англоязычный мир. Они продавались даже не в галереях, а просто в супермаркетах и аптеках, вполне себе соседствуя с трусами и пепси-колой. Воистину народный художник! А критики кто? Абстракционисты?

Сюжет южноафриканского ТВ про Третчи в момент пика его популярности в 1950-е и 1960-е, когда тот собирал стотысячные толпы по всем британским доминионам, включая 205 тысяч в 1961 году в лондонском универмаге Harrods.

Изучая биографии тех или иных эмигрантов, часто наталкиваешься на гиперболизированные описания их историй (так, «голливудская звезда» Натали Палей в реальности всего лишь актриса вторых ролей в шести фильмах), но Третчи был действительно популярен. Один британский коллекционер его работ очень удачно заметил, что Третчиков добился популярности у западного «average Joe» (то есть типичного, среднего американца), о чём изначально мечтал, например, Энди Уорхол, не сумевший реализовать эту цель, будучи поглощённым миром богемы.

«Китаянка» («The China Lady»). Художник Владимир Третчиков, 1952 год
Китаянка Третчикова создавалась как просто ещё одна работа, но именно она запала в душу миллионам англосаксов, европейцев и азиатов и стала его самой знаковой и узнаваемой работой. Цена оригинала уже превышает £1 млн.
«Китаянка» («The China Lady»). Художник Владимир Третчиков, 1952 год
Китаянка Третчикова создавалась как просто ещё одна работа, но именно она запала в душу миллионам англосаксов, европейцев и азиатов и стала его самой знаковой и узнаваемой работой. Цена оригинала уже превышает £1 млн.
Третчи в 1997 году с ремейком картины 1981 года с Мэгги Тэтчер из британского сатирического журнала Punch.
Автор ремейка выбрал «The China Lady» для изображения Тэтчер, потому как считал премьершу, как и сам принт, «антиинтеллектуальной и глубоко порочной дешёвкой». Когда Третчикова спросили, что он думает о ремейке, он сказал, что только счастлив — ведь «Китаянка» была создана в 1952 году, но актуальна и по сей день.
Третчи в 1997 году с ремейком картины 1981 года с Мэгги Тэтчер из британского сатирического журнала Punch.
Автор ремейка выбрал «The China Lady» для изображения Тэтчер, потому как считал премьершу, как и сам принт, «антиинтеллектуальной и глубоко порочной дешёвкой». Когда Третчикова спросили, что он думает о ремейке, он сказал, что только счастлив — ведь «Китаянка» была создана в 1952 году, но актуальна и по сей день.

Вот и ходили в фанатах Третчи и музыкант Дэвид Боуи, и режиссёр Альфред Хичкок, и певица американской эстрады Мадонна, и её бывший муж, режиссёр Гай Ричи. Картины Третчи засветились в британском телешоу 1970-х «Монти Пайтон» и других культовых сериалах и фильмах последней четверти XX века.

Видеозапись из Южноафриканской национальной галереи в Кейптауне, 2011 год
Здесь можно увидеть внучку Третчикова Наталью Свифт и послушать её южноафриканский английский акцент.

Третчи умер всего 13 лет назад в возрасте 92 лет в Кейпе. Только к 2010-м годам государственные галереи ЮАР стали проводить выставки его картин, ранее отвечая на подобные запросы в стиле «только через наш труп». В 2018 году при содействии русского писателя и историка Бориса Горелика была проведена первая выставка художника в России в Доме русского зарубежья Солженицына. Лучше поздно, чем никогда!

16. Партизанка / Девушка с гармонью / Портрет Дасии Шаляпиной (1945 год, США, художник Савелий Сорин)

Это уже третья работа Савелия Сорина в цикле. Ничего не поделаешь — он был признанным мастером портрета, и у него одно из самых крупных портфолио портретов русских эмигрантов, а также западных знаменитостей (включая королеву Британии Елизавету II). А его работа «Партизанка» интересна нам сразу по двум причинам.

Во-первых, образ партизанки с портрета — целиком плод фантазии Сорина, который он придумал в своих нью-йоркских апартаментах. Художник, ещё в 1920-м году покинувший Россию, в жизни не видел настоящих партизан и тем более партизанок. Надо сказать, что с высоты 2019 года, партизанка Сорина выглядит вполне себе реалистичной. Но это только на первый взгляд. Настоящая партизанка вряд ли обладала бы розовенькой кофточкой, и кожаная курточка — модный чекистский аксессуар ранних 1920-х (которые ещё помнил Сорин) был уже неактуален в 1940-е. Картина была написана в честь победы СССР над нацистской Германией. Во время войны Сорин жертвовал часть своих заработков Советскому Союзу, но, будучи мудрым советским патриотом, и не думал возвращаться на родину.

«Партизанка» не была единственной подобной фантазией на советскую тему. Английский художник Дэвид Джаггер в 1918 году выполнил по заказу британского военного министерства полотно «Большевик», которое было передано в Канадский военный музей. Джаггер, разумеется, никаких большевиков, кроме элегантно-салонных типа Красина, не видел и видеть не мог. Его работа — плод воображения, подпитанного рисунками из газет и плакатами. Тем не менее образ получился вполне убедительным.

Большевик. Художник Дэвид Джаггер. 1918 год
Большевик. Художник Дэвид Джаггер. 1918 год

Во-вторых, забавным моментом является то, что девушка, позировавшая Сорину для этого полотна — это самая младшая дочь Фёдора Шаляпина Дасия. Едва родившись в Петрограде в 1921 году, она всю жизнь прожила вне России и выросла в США. Дасия была любимой дочерью отца, к которой он относился немного как к игрушке, повсюду таская её с собой, зачастую помимо ее воли.

Дасия Шаляпина с отцом. Франция, 1930-е годы
Дасия Шаляпина с отцом. Франция, 1930-е годы

А что поделать? Ведь большинство отпрысков Шаляпина покинуло отчий дом, чтобы самостоятельно устраивать свою карьеру. Борис стал известным художником, оформившим сотни обложек для Time и Life, Марина и Фёдор-младший снимались в западном кинематографе.

Портрет итальянского киноактёра Фёдора Шаляпина-младшего. Художник Константин Коровин. Париж, 1938 год
Портрет итальянского киноактёра Фёдора Шаляпина-младшего. Художник Константин Коровин. Париж, 1938 год

Дасия, в отличие от старших братьев и сестёр, большими талантами не обладала и вела стандартный образ жизни. Когда ей было двадцать лет, он вышла замуж за американца, родила от него двойню, но позже развелась. Затем в 1950-х она повторно нашла мужа — русского дворянина Петра Шувалова, майора американской армии, лично участвовавшего в освобождении Италии во Второй мировой войне, с которым они переехали жить во Францию.

В 1970-е их обоих, ещё не сильно пожилых, сразили насмерть болезни, но они успели несколько раз пересечься с заезжими в Париж советскими интеллигентами-туристами, которых Дасия удивила откровениями, что отец-Шаляпин никогда не скучал по России и планировал вернуться на родину только в случае падения режима. Это было новостью для многих, потому как Шаляпин публично не высказывался на тему политики.

17. Галатея со сферами (1952 год, Испания, художник Сальвадор Дали)

С этого сюрреалистического шедевра на нас смотрит русская муза Сальвадора Дали.

Елена Дьяконова, более известная как Гала Дали, современниками считалась странной и экстравагантной русской дамой из мира богемы. Не прошло и пары десятков лет с момента её смерти в 1980-х годах, а типаж личности Галы сильно начинает походить на образ женщины, который проецирует современным женщинам идеологию радикального феминизма со слоганом «You go, girl!».

Дьяконова оказалась за границей в 1912 году в 18-летнем возрасте. Она была больна туберкулезом, и вместо холодной России родители направили её лечиться в швейцарский санаторий. Болезнь не помешала ей прожить 87 лет, но она больше никогда не вернётся в Россию, впрочем, вряд ли она когда-то испытывала по родине сильные чувства.

Лишённая родительской любви и ласки, Елена со временем превратилась в холодную и расчётливую женщину-вамп. Не будучи физически красивой, она тем не менее вызывала фурор у всех окружающих её мужчин. Не всем женщинам так везёт, но я думаю, вам встречался хотя бы раз в жизни типаж уверенной в себе, распутной хищницы, шагающей по головам, добивающейся всех и всего. Кажется, этот характер легко распознаваем даже с фотографий, откуда она глядит на нас своим бесноватым взглядом.

Елена Дьяконова и Поль Элюар. Где-то на юго-западе Европы, 1910-е годы
Елена Дьяконова и Поль Элюар. Где-то на юго-западе Европы, 1910-е годы

Там же в санатории она знакомится с молодым французским поэтом из богатой семьи Полем Элюаром, они вскоре женятся, и он ей даёт псевдоним Гала (с французского и ряда других языков — «празднество»). С этого момента начинаются сумасбродные приключения Галы-Елены.

«Я буду, как кокотка, сиять, пахнуть духами и всегда иметь ухоженные руки с наманикюренными ногтями», — так писала Дьяконова в своём дневнике. Ей, похоже, здорово двигали комплексы, она принадлежала к типу Лили Брик и Анджелины Джоли — холодная, расчётливая, распутная. Она до конца своих дней устраивала оргии, изменяла всем своим мужьям, постоянно приводя к себе домой молодых любовников уже в 80-летнем возрасте.

Родив в 1917 году от Элюара дочь, Дьяконова, немного проигравшись с ней, перестанет общаться с дочерью до самой смерти. В 1929 году она, придя вместе с мужем в гости к Сальвадору Дали, сменит француза на юного девственника-художника, в котором разглядит глубокий талант. Дали, будучи её любимцем, мужем в стандартном понимании всё равно не стал — скорее он был просто её любимым рабом, жалко прислуживающим русской богине.

«Великий мастурбатор» («El gran masturbador»). Художник Сальвадор Дали. 1929 год
«Великий мастурбатор» («El gran masturbador»). Художник Сальвадор Дали. 1929 год

Хорошо описывает их отношения следующая история. Уже находясь десятилетия в браке, Гала и Сальвадор повздорили, и Гале показалось, что муж её обидел. В отместку по её настоянию были убиты два любимых кролика Дали, которые тем же вечером были поданы к столу.

Тем не менее, сказать, что Гала Дали только и занималась удовлетворением своих страстей, нельзя. Помимо таланта самого Сальвадора Дали, она была вторым ключевым элементом популярности художника, работая по факту его директором по маркетингу и главным финансистом. Она лично обегала галереи, агрессивно рекламируя полотна супруга, уверяя лавочников и потенциальных покупателей, что, покупая сейчас, они многократно отобьют свои инвестиции. Что ж, русская дьяволица не врала.

Сальвадор Дали со своей доминантной — женой Галой. США, 1945 год
Сальвадор Дали со своей доминантной — женой Галой. США, 1945 год

Гала также постоянно устраивала для мужа мероприятия, лекции, выставки по всему миру и особенно в США, где творчество сюрреалиста выстрелило в 1940-х. Именно она была проводником Дали на съёмочные площадки Голливуда и витрины дорогих бутиков главных столиц мира, которые посредством пиара Галы желали сотрудничать с мастером.

Мадонна Порт-Льигата. Художник Сальвадор Дали, 1949 год
Мадонна Порт-Льигата. Художник Сальвадор Дали, 1949 год

Дали посвятил целый цикл картин своей любимой русской богине, и, возможно, это самые чувственные картины из всего западного искусства, посвящённые женщине среднего возраста. На нескольких полотнах художник изобразил Елену в образе Мадонны, что, учитывая разгульность супруги, претендуют на богохульство, зато в духе контркультурной современности.

Гала, глядящая на Средиземное море на расстоянии двадцати метров, превращается в портрет Авраама Линкольна. Вторая версия. Художник Сальвадор Дали, 1976 год
Гала, глядящая на Средиземное море на расстоянии двадцати метров, превращается в портрет Авраама Линкольна. Вторая версия. Художник Сальвадор Дали, 1976 год

Будучи пожилой дамой, Гала Дали тяжело переживала превращения в некрасивую старуху и сторонилась людей. Художник подарил ей целый замок XI века в Испании, где русская дьяволица доживала свой век. Там она и умерла в 1982 году.

Гала и Сальвадор. Париж, 1980 год
«Я люблю Галу больше матери, больше отца, больше Пикассо и даже больше денег». Сальвадор Дали.
Гала и Сальвадор. Париж, 1980 год
«Я люблю Галу больше матери, больше отца, больше Пикассо и даже больше денег». Сальвадор Дали.

Источник

Подписаться на VATNIKSTAN zen || vk || facebook || telegram