Сумрачный мир (роман) Глава 32

Глава тридцать вторая.

- Объединенный Базовый Единый Банк. - шевеля губами, прочитала Пенелопа. Ментальное поле не переводило надписи, только прямую речь, но одна из вывесок была сделана на греческом – Что это?

- Контора вежливо обращающая в рабство. – равнодушно ответила Рита.

- Держись подальше. – посоветовал Гаврилыч.

- Да ладно, я только взгляну. – природное любопытство гречанки толкало ее посмотреть.

Через стеклянную дверь можно было увидеть, стоящие полукругом, ряды столов. За ними сидели гладкие и, почему-то похожие, люди, в одинаковых кремовых костюмах. Между столами сновала бабушка в красном платье и платке. Она бродила от столика к столику, держа в руках, тяжелый на вид, открытый кошель с золотом и бормотала:

- Ох, деточки, совсем старая-слепая-беспомощная. – всхлипывала она и продолжала – Кто бы помог грошами распорядится?

Сотрудники банка не обращали на старушку никакого внимания, лишь клацали счетами и что-то писали в свитках. Пенелопа не заметила когда стекло исчезло и шагнула ближе. Бабушка выглядела совершенно беспомощно, как не помочь почтенной старушке. Золото притягательно поблескивало. Нет, конечно она не хотела завладеть чужим богатством, подумала Пенелопа, а впрочем, хотела. Ахейка собралась сделать еще шаг, но Гаврилыч грубо дернул ее назад.

- Ты чего? – возмутилась гречанка.

- Посмотри внимательнее. – посоветовала Рита указывая на розовый и подрагивающий порог банка.

Пенелопа пригляделась и задрожала. Весь банк был бутафорией. То, что она приняла за овальный зал, было широко раскрытой пастью, клерки за столиками были огромными зубами, и не бабулька бегала туда-сюда, это был замаскированный язык. Еще один шаг и она бы стала новой жертвой чудовища, под названием Объединенный Базовый Единый Банк. Но если у него такая пасть, то каковы размеры этого монстра? Уж не меньше чем у Харибды.

- Будь внимательнее, - отчитал ее как девочку демон – мы в Злых Щелях. Сожрут.

- Гаврилыч, - спросила Рита – есть идеи, как мы этого Вита искать будем?

- Найдем, не переживай, - оптимистично ответил ехиатойец – главное раньше времени не сдохнуть. Я его узнаю.

- Так ты с ним знаком? – удивилась Рита.

- Не лично, но достаточно чтобы не промахнуться. – усмехнулся Гаврилыч.

- И кто же он? – спросила Пенелопа.

- Бог справедливости и правды. Или демон справедливости и правды. Определение в разных народах разное, угадай почему?

- Догадалась. – проворчала Рита – А эти Злые Щели большие? Долго нам тут бродить?

- Сейчас увидишь. – сказал Гаврилыч и пошел вперед.

Сначала девушки не увидели, а почувствовали. В пещере похолодало и сильно. Ветер принес стылый холод и отдаленный звук криков. Сухой песок под ногами, сначала потемнел от влаги, а потом взялся коркой льда. Они задрожали. Стены пещеры раздались в стороны, они вошли в Злые Щели.

Сверху летел мокрый снег, а ноги утопали в снежной хляби, отвратительном месиве из талого снега, грязи и жижи. По такому ходить тяжело даже в зимней обуви, легкие сандалии, в которые были обуты люди, вообще не защищали от леденящего холода.

Гаврилычу, судя по всему, холод не мешал. А вот девочек бил озноб. Демон посмотрел на них, прошептал фразу на ехиатойском и коснулся лба каждой. Холод отступил. Точнее они вообще перестали чувствовать что-либо кожей.

- У нас мало времени. – сказал ехиатойец – Заклятие не защищает от холода, только снимает чувствительность. Через полчаса можете что-нибудь отморозить. Вперед.

Стен и потолка пещеры видно не было. Относительно ровную поверхность заполняли ряды прилавков из грубо сколоченных, черных от времени и непогоды досок. За прилавками стояли торговцы и нахваливали свои товары:

- Жадность! Кому жадность? – голосил тщедушный мужчина в пенсне и закутанный в рваное ватное одеяло. Перед ним стояли пять разномастных бутылок, полных мутной воды. – Берите, отличная жадность! – он заметил троицу и навалился на прилавок размахивая бутылкой – Отдам за бесценок!

- Спасибо, не надо. – пробормотала Рита.

- Правильно, - завопила тощая женщина – дрянь у него, а не товар! Возьми деточка стаканчик зависти!

Перед теткой лежал тряпочный мешок, наполненный мелкими черными колючками. Рядом стоял граненый стакан и такая же стопка. Интеллигент завопил на продавщицу.

- Сучка! Клиентов у меня отбираешь? – очки слетели с его лица, а рот раскрылся до невероятных размеров.

- Да ты, урод, давно мне осточертел! – завопила продавщица.

Их рты продолжали открываться и открываться, за положенными людям зубами шли ряды острых клыков. Крик прекратился, видимо, связки расходились вместе с ртами. В тишине они бросились друг на друга. Пасть интеллигента оказалась больше и он сумел ухватить продавщицу за затылок и оторвать кусок. Кровь брызнула в стороны. Запрокинув голову, как делают птицы, интеллигент проглотил кусок черепа и скальп. В следующий миг он рвал соседку на куски и проглатывал.

Пару минут и он уже подбирал свое рваное одеяло и пенсне, с улыбкой ощущая брыкающиеся куски в чреве. Но покупатели скрылись. Ну что же, зато сегодня он сыт. Во рту что-то мешало, он сплюнул клок волос.

- Бон аппетит! – на прилавке сидел зеленый лемур и разглядывал бутылки на просвет.

- Иди отсюда, пока я десерта не захотел. – пробурчал тот, кто когда-то был доктором Менгеле и поправил пенсне.

Лемур ощерился, подпрыгнул и щелкнул Менгеле по лбу. От звона и боли, доктор упал. Теперь он понял кого принесло на его скромный прилавок.

- Прости Локи, не признал.

- Как ты низко пал, Менгеле. – насмешливо ответил Локи – Раньше ведь в первых рвах тусовался. А сейчас?

- Зато не сожрали. – пробурчал Менгеле – В первых рвах конкуренция не в пример окраинной.

- Где трое? Демон и две самки? – Локи с удовольствием бы унижал доктора дальше, но дело прежде всего.

- Откуда я знаю? – пожал плечами интеллигент – Я тут был несколько занят, знаешь ли.

- Толку от тебя. – пробормотал Локи.

Новичков, а кто еще согласится на роль покупателя в Злых Щелях, было мало и следы троицы были отчетливо видны. Локи закончил с доктором и поспешил за ними. На прилавке остались беспризорные пять бутылок жадности и мешок зависти. Впрочем, как только продавцы увидели, что Локи ушел, то передрались за обладание этими сомнительными сокровищами.

Чем ближе они приближались к центру Злых Щелей, тем богаче и красочнее становились торговые заведения. Убогие базарные прилавки, сменяли лоточки, потом киоски и мелкие магазинчики. Ассортимент товара не слишком менялся. Но теперь похоть заворачивали в красивую обертку, а глупость переливалась всеми цветами радуги в пластиковом контейнере.

Зазывалы не ограничивались выкриками. Они выбегали, хватали за руки и тянули к себе. Из установленных через каждые сто шагов громкоговорителей неслась музыка. С начала она казалась веселой, но была в ней истерическая нотка, как будто играли «польку» под дулом автомата.

Они дошли не сворачивая до магазина торгующего тоннажными грузами. Чугунной злобой и свинцовой обидой. Дорогу перегородили пятеро крепких и туповатых на вид рекламных агентов.

- Все, - заявил один, видимо главный, только у него на лице просматривался интеллект – пришли робяты. Заходим и берем товар. Цена одна – душа. Не будете барогозить, не сожрем. Может быть.

Рита перехватила посох поудобнее. В их команде демон, так что она была уверена в победе. На гречанку она особо не рассчитывала. Не боевой склад характера был у ахейки. Девушка прикинула, что главное не давать никому зайти Гаврилычу за спину, а в открытой схватке с ехиатойцем, у рекламных агентов шансов нет.

Рекламные агент из более мелких магазинов, собрались поодаль. Ввязываться в драку они не собирались, но мало ли какой кусок отлетит от дерущихся. Пенелопа устало прикрыла глаза. Действие заклинания ослабевало и ей было холодно. Плюс она измоталась бродить по рыхлому мокрому снегу. Теперь еще и мордобой предстоит.

Вдруг кто-то дернул ее за подол. Она оглянулась и увидела маленькую замерзшую обезьянку с доверчивыми большими глазами, просящуюся на руки. Трудно сказать, милосердие или желание погреться об мехового друга, двигало гречанкой, но она подхватила обезьянку на руки. Он был теплый. В этом уродливом и мерзко холодном месте, очаг тепла воспринимался как чудо. Пенелопа замерла, ощущая расползающееся по груди и рукам тепло.

- Это не справедливо. – проворчал Локи на ухо Пенелопе – Скажи им дура, что это не справедливо!

Гречанка тупо уставилась на говорящую обезьяну. Впрочем, откуда в аду взяться настоящим, подумала она. Локи укусил ее за плечо, не до крови, но больно.

- Идиотка, - прошипел он извиваясь в ее руках – скажи им что это несправедливо.

- Это несправедливо! – громко сказала Пенелопа вклиниваясь между готовыми сцепиться рекламными агентами и своими спутниками – Вы ведете себя нечестно!

Вообще-то гречанка ожидала услышать насмешки и хохот. Но агенты застыли как вкопанные. Потом попятились.

- Вы лжецы! – выкрикнула Пенелопа.

Толпа начала разбегаться. Резво захлопали, закрывающиеся двери магазинов, а сами торговые точки, выдирая себя из фундаментов, отползали от них как можно дальше.

- Да! Да! – крикнула гречанка вслед – Бегите лицемеры и лжецы!

- Пенелопа, - едва сдерживаясь, спросил Гаврилыч – как ты думаешь, а почему здесь так не любят это слово? Или думать царскому величеству не положено?

- Гаврилыч, - предложила Рита – может мы, от греха подальше, тоже куда-нибудь свалим?

- Поздно. – вздохнул демон – Слышишь? Вит уже идет.

Далекий грохот приближался. Как будто кто-то вбивал сваи в землю. Пенелопа посмотрела на лемура. Локи извернулся и спрыгнул на снег. Ощерился в злобной улыбке и сказал:

- Привет вам от Привратницы, уроды! Удачи не желаю, она не поможет!

Локи завертелся юлой и ввинтился в землю. Пенелопа кляла себя за глупость, виновато опустив голову под осуждающим взглядом Риты. Гаврилыч опустил ладонь на плечи гречанки.

- Не расстраивайся, - прогудел он, доброта этого гиганта, похоже не знала границ – мы все равно искали Вита. Плохо, конечно, что не на наших условиях происходит встреча, но все будет хорошо.

В дымке уже можно было разглядеть огромное тело Вита. Четыре столбообразных ноги передвигались медленно, но из-за колоссальных размеров, он приближался быстро. На голове у бога справедливости был фонарь. Он крутился туда-сюда, освещая быстро зарывающиеся в землю магазины и лавки.

Как только золотистый луч падал на торговую точку, весь товар начинал светиться ярко-алым, видимым даже через стены и крышу, светом. Вит ревел одно слово «лжец» и сноп пламени накрывал виновного. После чего на месте оставалась лишь дымящаяся воронка.

Гаврилыч стоял спокойно, даже расслаблено. Пенелопа попыталась было сбежать, но Рита обняла ее, шепча на ухо:

- Не дергайся, не убежишь. Гаврилыч, знает, что делает.

Наконец луч упал на них. В отличии от персонала и товара в магазинах, троица не засветилась красным. Демона окутало зеленое марево, Риту синее, а Пенелопу розовое. Вит остановился. Но выстрела не последовало. На какое-то время воцарилась тишина.

- Требуем суда! – громко и отчетливо крикнул Гаврилыч – Справедливого и беспристрастного!

Рита смогла рассмотреть Вита. Это была огромная машина. Судя по зеленоватому оттенку, из бронзы или меди. Голова с лучом была башней на подобии танковой. Внутри гудели моторы, поддерживающие равновесие гигантского механизма.

Орудийные стволы, изрыгающие пламя, были расположены по бокам приплюснутого, похожего на черепаший панцирь, корпуса. Было неуютно смотреть в их закопченные отверстия, гадая, в какую секунду оттуда вылетит огненная смерть.

- Будет вам суд. – проревел Вит и циклопические ноги сложились, опуская корпус прямо на обгоревшую почву. В передней части открылся люк, размером с футбольные ворота. – Заходите, или умрите.

- Спасибо за приглашение. – пробормотал Гаврилыч и жестом позвал девушек идти с собой.

-------

Дорогие друзья! Подписывайтесь, чтобы не пропустить новых глав. Делитесь в Сети с друзьями ссылками на канал. А так же прошу ставить лайки, так как это поможет продвинуть Вестник Чародейского Киберпанка (ВЧК). Заранее благодарю, искренне ваш Роман Ударцев.

Для тех кто пропустил, начало романа здесь: https://zen.yandex.ru/media/id/5ad967005991d34b51cae457/sumrachnyi-mir-roman-glava-1-5b422acf4f3fe700a9c4f6ab?from=editor