«Дураков везде много, а я чаще всего бью дураков»

Эфраим Севела. Избранное. (Повести «Легенды Инвалидной улицы», «Тойота Королла», «Зуб мудрости»)
Эфраим Севела. Избранное. (Повести «Легенды Инвалидной улицы», «Тойота Королла», «Зуб мудрости»)
«Евреи, как известно, за редким исключением, не выговаривают буквы «р». Хоть разбейся. Это — наша национальная черта, и по ней нас легко узнают антисемиты. В нашем городе букву «р» выговаривало только начальство. Потому что оно, начальство, состояло из русских людей. И дровосеки, те, что ходили по дворам с пилами и топорами и нанимались колоть дрова. Они были тоже славянского происхождения. Все остальное население отлично обходилось без буквы «р» в дни революционных праздников.
— Первого мая и Седьмого ноября, когда в нашем городе, как и во всех других, устраивались большие демонстрации и когда русское начальство с трибуны приветствовало колонны:
— Да здравствуют строители коммунизма! Толпы дружно отвечали «ура», и самое тонкое музыкальное ухо не могло бы уловить в этом крике ни единого «р». Таков был город, в котором я родился. И была в этом городе улица под названием Инвалидная».

Сегодня публикация из серии "Моя библиотека"

Несколько лет у меня в книжном стеллаже стояла довольно толстая книга Эфраима Севелы. Купила как-то случайно, просто фамилию знакомую увидела на обложке, подумала: «О, Севела известный писатель, а я его не читала, надо взять». И взяла. Начала читать с середины (в сборнике три повести, решила, что начну со второй). Где-то на десятой странице стало скучно. Поставила книжку на полку и благополучно забыла о ней.

Мозолила она мне глаза лет пять. Думаю, нет, деньги заплачены, надо почитать, пробиться, так сказать, сквозь слог писателя. На этот раз начала прямо с Предисловия. И залипла. Вот прямо не могу себя оторвать от книги уже несколько недель, хотя давно ее прочитала, что называется «на одном дыхании». А все возвращаюсь и возвращаюсь к ней, перечитываю некоторые моменты, где сделала закладки.

Часть книги читала вслух мужу. Мы хохотали от души. Хотя юмор у Севелы, скорее «черный», а местами очень грустный, а порой и совсем не юмор, потому что это книга про жизнь. Теперь муж стоит в очереди на чтение, а я все никак не могу отпустить от себя сей фолиант.

Как Севела приемную Президиума Верховного Совета СССР захватывал

24 февраля 1971 года Эфраим Евелевич Севела оказался в числе двадцати четырех евреев, которые захватили приемную Президиума Верховного Совета СССР с требованием разрешения на выезд из СССР. Причем сам Севела, как он говорит в своем интервью, вовсе не собирался уезжать из страны, а, наоборот, очень даже любил Россию.

К тому времени он уже был известен в стране как сценарист к фильмам «Наши соседи», «Годен к нестроевой». Поэтому евреи, желающие отбыть на историческую родину, взяли его с собой на захват, считая, что его известность поможет им добиться желаемого.

На вопрос было ли ему в тот момент страшно, Эфраим Севела ответил, что сначала не было страшно, а потом, когда увидел в коридорах офицеров госбезопасности, понял, что пахнет пятнадцатью годами тюрьмы. «Но потом я подумал, что, наверное, так и должно быть – судьба. И снова перестал бояться».

Так, Севела был выслан из страны. Попал сначала во Францию, где местные аристократы боролись за возможность пригласить его на вечер, и даже сам Ротшильд отложил свои дела, чтобы помогать советскому писателю. Потом был Израиль, Америка и снова Россия.

Сам Севела не жалел ни о своем участии в той авантюре, ни о годах, проведенных за границей. Потому что считал, что за это время он сделал большой эволюционный скачок в творчестве. А когда вернулся в Россию, то понял, что здесь его любят, читают и знают. Его книги издавались миллионными тиражами. И до сих пор читают и, думаю, будут читать. Потому что это литература, которая становится классикой еще при жизни писателя.

Не буду пересказывать биографию писателя, ее легко можно найти в интернете. Перечислю лишь несколько произведений, которые очень рекомендую почитать: «Остановите самолёт — я слезу», «Моня Цацкес — знаменосец», «Мама», «Викинг», «Тойота-королла», «Мужской разговор в русской бане», «Попугай, говорящий на идиш», «Почему нет рая на Земле», «I Love New York», «Патриот с немытыми ушами», «Зуб мудрости», «Продай твою мать», «Всё не как у людей».

Легенды Инвалидной улицы – смешно и грустно одновременно

Первая повесть в книге из моей библиотеки с первых же строк говорит о том, что чтение будет нескучным. Это своего рода байки о небольшом городском районе, густо заселенном евреями. А евреи, как известно, умеют очень умно шутить и иронизировать над обыденностью, даже если она довольно страшная, на первый взгляд.

«Было это вскоре после революции. Шла гражданская война, и наш город, как говорится, переходил из рук в руки. То белые займут его, то красные, то зеленые, то немцы, то поляки. Правда, погромов у нас не было. Попробуй задеть еврея с нашей улицы. Конец. Можете считать, что война проиграна. Тут и артиллерия, и пулеметы не помогут.
Мне моя тетя Рива рассказывала, что в ту пору, а она тогда была девушкой весьма миловидной, ее пошел провожать с танцев польский офицер. В шпорах, при сабле, на голове четырехугольная конфедератка с белым орлом, на груди белые витые аксельбанты. Кукла, а не офицер. И он на минутку задержался у наших ворот. Нет, никаких глупостей он себе не позволял. Он просто хотел продлить удовольствие от общения с тетей Ривой. Но моему дяде Якову, ее брату, это показалось уже слишком. Он набрал лопатой целую гору свежего коровьего навоза и через забор шлепнул все это на голову офицеру. На конфедератку, на аксельбанты.
Поляки — народ гордый, это известно. А польский офицер — тем паче. Он выхватил из ножен саблю и хотел изрубить дядю Якова на куски, тем более что дядя Яков был еще не вполне самостоятельным, ему исполнилось лишь тринадцать лет. И что же вы думаете? Тетя Рива, как у ребенка, вырвала у офицера его саблю и этой самой саблей, но, конечно, плашмя, врезала ему по заднице так, что он помчался вдоль всей улицы, роняя с конфедератки и погонов куски коровьего навоза, и больше у нас носа не показывал».
Э.Севела. «Легенды Инвалидной улицы»

Очень откликнулся у меня один эпизод из книги. Про доктора Беленького:

"Доктор Беленький лечил все болезни и с бедных платы не брал. Его обожала вся улица не только за то, что он может мертвого поставить на ноги, но особенно за то, что он никогда не кривил душой, как другие доктора, и говорил пациенту правду.
Скажем, приходит к нему столетняя бабуля с Инвалидной улицы и жалуется, что больше десяти ведер воды принести не может, начинаются боли в животе. Доктор Беленький вежливо попросит ее раздеться до пояса, постучит по ребрышкам, прослушает в трубочку и говорит ласково и убедительно:
— Пора умирать.
Бабуля кокетливо прикроет рубашкой то, что было когда-то грудью, и говорит ему искренне, как родному человеку:
— Что-то не хочется, доктор.
А он похлопает ее по плечику и дружески, как своему человеку, скажет:
— Ничего, одумаетесь и согласитесь.
Вот так. И он честно все сказал, и ей приятно, потому что поговорили по душам. И никаких обид. Вроде наобещал черт знает что, а человек взял и умер. Наоборот, человек умер спокойно, потому что доктор Беленький ему все сказал, а уж он не обманет. "
Эфраим Севела. "Легенды инвалидной улицы".

И была бы эта история умилительной, если бы не перекликалась с жизнью. Буквально недавно столкнулась наша семья с таким доктором: вроде и поговорит по душам, и правду всю скажет — мол, жить вашему пациенту родственнику не много осталось. И так как-то по-свойски это говорит, по-отечески. А ты сидишь потом и места себе не находишь. Да как же так, ну, делай же что-нибудь, чтоб человек выздоровел и выжил. В общем, это только на бумаге доктор Беленький милый дядька, а в жизни — да не дай бог...

"Тойота Королла" - путешествие по Америке

Повесть «Тойота Королла» несколько иного плана. Здесь уже не байки про евреев. Здесь много о политике. В основе сюжета путешествие по Америке. Повествование ведется от трех героев: Он, Она и японский автомобиль, на котором едут герои. Есть два взгляда на Америку: человека, который родился в этой стране, и русского эмигранта. Книга о ненужности эмигранта в чужой стране и поиске лучшей жизни человека, который родился в «свободном» государстве.

Вот как описан случай в китайском ресторане

"За соседний большой круглый стол с шумом уселась компания типичных американцев среднего достатка в клетчатых пестрых пиджаках и светлых высоких шляпах с прижатыми по бокам полями. Они явно прикатили откуда-нибудь из глубинных штатов поглазеть на Калифорнию. Обожженные солнцем лица, неуклюжие, медвежьи движения. И у мужчин, широких и коренастых, и у их подруг, как на подбор светловолосых и уже жирных, хоть ни одной из них не дашь больше тридцати лет.
Они долго и с комментариями рассматривали меню, громко спорили между собой, испытывая терпение покорно ждущего официанта. С детской непосредственностью расспрашивали его, что кроется за диковинными названиями, и, внимательно выслушав ответ, кивали, но просили не записывать, а еще подождать, пока они не сделают окончательный выбор.
Наконец они сделали выбор. Один из них, должно быть, старший, устремил на официанта свое кирпичного цвета лицо и, резанув воздух коротким взмахом мускулистой руки, изрек:
– Шесть гамбургеров!
Сконфуженный официант даже не стал записывать заказ и, уязвленный святотатством гостей, удалился с поникшей головой".
Эфраим Севела. «Тойота Королла»

И еще одна цитата из этого произведения. На мой взгляд, некий призыв к каждому из нас. Заставляет задуматься.

Диалог дедушки и внучки

"- Выходи замуж. И непременно по любви. Проживи жизнь чисто, красиво, романтично. А что может быть романтичней любви? Устрой свою жизнь не так, как твои сестры. Да и отец с матерью. Забудь про революции… и сексуальные в том числе. Все ваши женские движения лишь разрушают семью и никакой радости вам не принесут. Ну, переспите с сотней мужчин. С двумя сотнями! Чтоб в глазах зарябило. Станете бесплодными и больными по-женски. А жизнь проходит. Не успеешь оглянуться, и ты уже в доме престарелых. И у тебя даже не будет внучки, чтоб изредка, как ты меня, навещала. Послушай, милая, старика. Я тебе зла не желаю.
– Ладно, дедушка. Не будем спорить. Ты прожил свою жизнь. А мне еще предстоит свою строить. У каждого его путь. И если я даже заблуждаюсь, то это будут мои ошибки, и я из-за них буду страдать.
– Часто страдают и окружающие. Ты это учти. Ведь мир нынешний колотится в лихорадке из-за чьих-то ошибок. Из-за того, что кто-то решил: ему одному известна абсолютная истина, и он насильно стал вбивать ее в мозги человечеству. Мир устал от ошибок. Не добавляй ему новых".

Эфраим Севела. «Тойота Королла»

Читайте Севелу и открывайте для себя качественную литературу. Приятного вам чтения за чашкой «Вечернего чая».

Заглядывайте на наш канал, подписывайтесь, чтобы не пропустить другие интересные книги. Буду благодарна за поднятый вверх палец под этой статьей и за вашу подписку на канал «Вечерний чай».