Англия не хотела получить своих дочерей обратно

22.06.2018

2 января 1855 года по распоряжению командования, всех беременных женщин, вдов и женщин с маленькими детьми доставили на пароход «Гималаи», направлявшийся в Портсмут. Собралось 225 женщин и 295 детей.

Пароход, кроме того, должен был доставить в Англию больных и раненых офицеров, лечившихся в госпитале на Мальте, а также раненых из Крыма. Всего на борту находились 845 пассажиров в условиях большой скученности.

За время плавания, проходившего в штормовых условиях, у шести женщин случились роды. По прибытии в Портсмут офицеров и тяжелораненых перевели на берег, а раненые солдаты, женщины и дети остались на борту парохода без медицинской и иной помощи.

Затем раненых отправили в госпиталь, а женщины и дети продолжали ждать, когда таможенные чиновники закончат проверять их жалкое барахло. Только после возмущения общественности и выступлений в печати, полумёртвых от изнеможения женщин с детьми временно разместили в военных казармах.

Общественные организации помогли им деньгами из сумм, собранных населением в Патриотическом фонде, тёплой одеждой, оплатили похороны умерших, нашли постоянное жильё.

Такую же помощь оказали и женщинам, прибывшим позднее на пароходах «Ориноко» и «Мавритания».

Вдовам и сиротам помощь оказали немедленно из средств Патриотического фонда. Не повезло тем армейским жёнам, чьи мужья находились на излечении. Раненые и больные солдаты считались вне службы, и выплата им жалования приостанавливалась.

Нередко случалось, что солдаты всё пропивали, а для семьи денег не оставалось. В Балаклаве ещё находились семьдесят солдатских жён с детьми, которые категорически отказались следовать в Англию без своих мужей.

По распоряжению командующего английскими войсками генерала Раглана для них построили деревянные бараки. Вокруг этого посёлка поставили часовых, чтобы охранять женщин и детей от всякого сброда, шатавшегося в Балаклаве и её окрестностях.

Более того, женщин стали снабжать продовольствием с учётом количества их детей. Естественно, это подняло моральный дух солдат.

Некоторые армейские жёны продолжали оставаться и в Скутари. Военный священник отозвался о них как о худших представителях человеческих существ, и морально, и физически. Их жилища были вертепом, в котором пьянствовали, занимались проституцией. Ни один врач не рисковал сунуться туда, чтобы осмотреть больных.

Денег на проезд в Англию у них не было. Только благодаря ходатайству Флоренс Найтингейл, о которой рассказ будет позже, их вывезли на родину.

По рассказам Владимира Врубеля