Блаженство предвкушения перед обломом

07.01.2018

Я в трепетном предвкушении. Я получил книгу, которую долго ждал. Книгу, которая ответит на все мои вопросы.

Эти вопросы не дают спокойно жить. Они будоражат, вызывают ощущение тревоги. Нагнетают страх и жалость к себе, да ещё жалость к другим, правда, не ко всем.

Мне теперь ничего не надо – только бы быстрее прочитать. И я узнаю всё!

Только по-быстрому не получится. Требуется время. Надо раскрывать то, что зашифровано простыми буквами в обычных словах. А из слов должен сложиться смысл всего! Какой это будет приятный процесс, я уже предчувствую, и всё во мне дрожит...

Я искал эту книгу, я за ней охотился. Сколько раз казалось – вот, нашёл! Но каждый раз было не то, не складывался смысл всего. А теперь вот предчувствую – сложится! Это та книга. Она не из магазина. Её мне ПЕРЕДАЛИ.

Но мне не дают читать! Я – в училище, занятия по расписанию. После занятий всё время кто-то мешает, кто-то постоянно рядом. В моей комнате со мной живут другие. Нормальные ребята, но у них на уме другое.

Я освобождаюсь от каких-то занятий, отказываюсь от каких-то спортивных тренировок. И вот наконец все разъезжаются. Будет несколько дней, когда я останусь один, и никто не будет мне мешать наполняться. Это очень радует! Я уже в предвкушении: вот сейчас я возьму книгу, прилягу на койку…

И тут приходит начальник курса. И начинает увещевать: у тебя же способности, у тебя есть перспективы. Можешь занять место на соревнованиях, а ты от них отказался. И занимаешься всякой хе… ерундой. Ты думай, что тебе в службе и карьере пригодится!

Я молчу. Жду, когда выговорится и уйдёт.

И тут прибегает мой однокурсник, тот, который всегда опаздывает. И сейчас не успел вместе со всеми. Начинает бросать в сумку свои вещи. Начальник уходит. А следом за ним бежит этот разгильдяй, теперь он опаздывает к чему-то другому.

Смотрю – остались чьи-то грязные махровые халаты. Два одинаковых и одинаково грязных. Они висят на дверце стенного шкафа, в десятки слоёв крашеной казёнными белилами. Грязные халаты меня раздражают, но я брезгую их убрать.

Может погулять, подышать свежим воздухом? Нет, пусть погода станет плохой и идёт дождь!

Купить же надо чего-нибудь поесть? Нет, всё потом! Пропитание не волнует. Мне другое надо!

Чтобы ничего больше не мешало, я закрываю дверь комнаты и задёргиваю шторы. Шторы чёрно-синие и очень плотные. Такие нужны для светомаскировки. И сразу становится темно. Придётся включить свет.

Я ищу выключатель и вдруг понимаю, что всё напрасно. Я не получу ответа на вопросы. Потому что никаких вопросов больше нет! Я от всего освободился: от занятий, соревнований, сожителей. От воздуха и от света тоже освободился. Ничего, что вызывало вопросы, уже нет.

А ещё я понял, что из слов складывается только то, что уже и было, и есть. Слова могут лишь приоткрыть, пусть даже открыть один вариантик из множества. Но всё остальное – в жизни и через проживание-переживание. Смысл – он не складывается в книги. Он не подлежит складированию и хранению.

В книге могут быть только подсказки. Таких книг, в которых есть подсказки, совсем мало. И есть ещё проблема: умом они не воспринимаются. Они проникают – или не проникают. Через вызываемые ощущения. Чаще всего – через жопу, то есть через битиЁ. Для проникновения другим способом требуется другой канал. Или такая волна, которая проникает.

И что, я всё это понял в тёмной комнате без света? Прямо тем самым предвкушающим умом? Нет. Ум только расстроился. А как и откуда?

Ну, так это... немного пожил. Без жизни не поймёшь ничего.