Христа я так и не увидел

Не пойму, отчего мне это вспомнилось: иду по проспекту Гагарина, по большому скверу в направлении улицы Бассейной. Красиво, чистенько, зелень кругом и цветение, и погода хорошая. В прошлом погода почему-то всегда хорошая, а в настоящем – какая-то жуть.

Темнеет уже, но фонари ещё не зажглись. И вдруг - откуда-то свет! Смотрю, а это прямо на СКК во всю его круглую стену светится надпись: ТОЛЬКО СЕГОДНЯ ИИСУС ХРИСТОС ВСТРЕЧАЕТСЯ С ВАМИ!

Что за такое? В прошлом ничего такого не было!

Но как отличить прошлое от настоящего? Я же и тут, и там это вижу! И всё путается в голове.

Я туда, конечно же, иду и откуда-то уже знаю, что вход свободный. И почему-то нет у меня никаких сомнений, что Христос действительно придёт – с людьми встретиться. А почему бы и нет?

Захожу в фойе, иду по кругу, ищу вход в зал. Людей не то, чтобы много, но хватает, чтобы между ними лавировать. Простые люди, небрежно, по-будничному одетые. И много стариков. Деды в поношенных костюмах, бабули - в кофтах, некоторые в вязаных мохеровых шапочках.

Одни идут туда, другие движутся обратно, и все чинно и спокойно. Но куда заходить – не понятно, никто ничего не знает.

Тут появляется мужчина средних лет, с улыбочкой на лице. Он подходит выборочно то к одному, то к другому. И ко мне подошёл, и очень доверительно сказал, что здесь много приглашённых, но мало избранных.

Это я, стало быть, избранный? Как же сладостно это было услышать! Я сразу ко всем остальным присутствующим стал относиться немного свысока. 

- Вы же понимаете, - говорит, всё так же улыбаясь, - со всеми, этими вот, какой смысл говорить? Они же, как телевизору верят, так и любому поверят, кто им пообещает даже то, чего никто не может сделать. Но такие как вы… С избранными Он встретится. Он для этого и прибыл, и очень даже неслучайно вы здесь оказались. Двигайтесь во-о-он туда… Там, где написано «выход», там как раз находится вход.

Чего ж тут непонятного: где выход, там как раз вход. Только очень умный поймёт. Укажи по-другому – и всё стадо туда ломанётся.

Делаю вид, что ищу туалет и выхожу в коридор. Длинный такой коридор, загибается вбок и не видно, что там  дальше. Надо торопиться, чтобы успеть! Бежать – как-то несолидно, да и заметят сразу… А кто заметит? Нет тут никого. И коридор не кончается…

Тут я понимаю, что это – подвох, меня развели! Скорее надо вернуться, мужика того найти и морду ему набить! Но… не вспомню, какой он. Не было у него примет. Погоди с этой мордой-то, а как же Христос?!

Хочу бежать – не хватает сил. В коридоре стало много каких-то дверей, но мне туда не надо! Там же не было никаких дверей, там и вход, и выход были открыты!

Я Его, Христа, так и не увидел.

Ну дык я же потом понял, что это – не в реальности. Потому что в реальности сначала бы подумал, что это шоу здесь какое-нибудь гастролирует. Такая вот у нас реальность – без Христа.

Он приходит к тому, кому Он становится нужен. Так нужен, что человечек уже без Него не может. И вместить Его не может, принять. Понимая это, Его призывает: Господи помилуй и исправь меня, грешного!

Кто мне это сказал? Никто не говорил. Даже рекламы такой не видел. Само пришло откуда-то, царапнуло душу и въехало – в голову. Голове – хоть бы что. А душа теперь болит. Не потому, что её поцарапало. Она знает наверное, с какими душами Он захочет встретиться.