И причём тут эмоции?

30.03.2018

Мы живём в мире слов. Мы ничего не осознаём без слов. Кто-то слова придумал, мы усвоили и теперь особо не вникаем в их первоначальный смысл. И не осознавая, и не вникая, пребываем тем не менее на воздвигнутом себе пьедестале, - как пуп мира и точка отсчёта. А потому никогда и никак не сможем правильно определить, увидеть самого себя и обозвать так, какие мы в действительности есть. Да это вроде и не надо, ведь главное для нас – обустроить, подогнать, искорёжить мир для своего удобства.

Вот философы, теологи и психологи говорят о духе и высшем разуме, но мы воспринимаем всё это как поверхностные процессы, которые и присутствуют-то только в коммуникации и мешают в обустраивании нашего удобства. Интеллект в человеке тоже существует благодаря речи, письменности и чем дальше, тем больше обусловлен собственными продуктами – то бишь наукой и культурой, технологиями такого обустраивания.

Все усилия разума, направленные за пределы видимого и осознанного, получают ярлык иррационального. В нашу эпоху преклонения перед интеллектом иррациональное вызывает даже общественное порицание. Интерес человека к сокровенности могут обозвать эскапизмом, бегством от реальности в мир самоуспокоительных иллюзий.

А что касается сущности всего, - сознания, то главное просто игнорируется: то, что оно вообще-то случается само по себе, а не является продуктом жизнедеятельности клеток мозга. Размышления на эту тему занимают только богословов, мистиков и оккультистов. Потому что тут мы упираемся в непостижимое, а наука ничего непостижимого не признаёт. Хотя вроде бы всё логично - то, что существовало до уровня разума, по определению разуму неподвластно.

Но науке, ограниченной собственным рациональным описанием всего, такая логика не нужна. Рационалистический подход науки разработан весьма тщательно, и всё ненаучное отделено научной парадигмой - бронёй абсолютного неприятия.

Все прочие ненаучные думатели и исследователи первопричин дрейфуют в областях околосознательного, промеж всяческих учений и поучений тысячелетней давности. Отдельные умники - копатели не принимают ничего на веру, превращая жизнь в бесконечный поиск неизвестно чего.

А если кто-то вдруг обнаруживает собственную сущность в себе самом – это часто бывает очень драматично. Приятного мало. Яблоко знания выглядит не совсем яблоком, точнее – совсем не яблоком, у него другой цвет, вкус, запах и консистенция.

Отталкиваясь от разума и от сотворенного человечеством описания мира как ото дна при всплытии, обнаруживатели ощущают совсем иное, причём заранее иного не желая, не будучи готовыми принимать что-то иное.

«Понимание есть апперцепция стереотипа как такового» - вот это и наука признаёт.  Прагматический разум из этой посылки может прийти к интересному и значимому выводу: разница между человеком и животным - в объёме ОСОЗНАНИЯ или в структуре осознания.

Ведь что заставило человека стать разумным? Многие существа наделены осознанием, но только люди каким-то образом обрели то, что им позволило оперировать информацией. Вероятно оттого, что с чего-то стали расчленять не только убиенных животин, но и воспринимаемый мир. Накопилось множество форм опыта, и их стало так много, что пришлось искать «способы архивирования». И тогда появились язык и мышление - совокупность операций, производимых с информацией.

Но это как бы снаружи. А изнутри – только в человеке появилась способность организовывать чувствительность. И производить собственные «тонкие» формы. Стоит только обратить упорядоченную чувствительность на сущность собственной психики, - сразу приближается к суверенным границам того знания себя, которое очень подозрительно и для науки, и для ортодоксальной религии.

Станислав Гроф, вводя понятие «голотропное сознание» (по смыслу близкое к понятию «подсознание»), пояснял: «Области, которых может достигнуть голотропное сознание, не ограничиваются материальным пространственно-временным миром. Оно простирается за пределы границ ньютоновской реальности во всех отношениях и обеспечивает доступ к необычным измерениям реальности».

Но такой опыт пугает, потому что смещает фундаментальные координаты нашего видимого мира и его привычные описания. Вероятно, как раз поэтому многие религии подпитывают страх человека перед непостижимым, делают этот страх сакральным. Христианская Церковь в целом осуждает исследования бессознательного, хотя Святые Отцы этим активно занимались. Это неспроста, это  действительно не для всех, только для подготовленных.

В науке бессознательное признано как объект научных исследований, однако в суть сего никакой ясности не вносится, а формальные пояснения изобилуют разноплановыми толкованиями.

Всё так, как и должно быть: и наука, и религия служат одной цели - сохранить устаканившиеся представления, и сохранить своё статус-кво. Хотя, потенциальная возможность выхода за установленные флажки, несомненно, имеется. Всё определяет намерение развития, программа развития, которая и есть, очевидно, квинтэссенция феномена человека. Ведь то же самое намерение сотворило человека разумного.

У каждого в жизни есть моменты, о которых и вспоминать не хочется. В благоприятствующих условиях вдруг делались нелепые ошибки. Или совершались не укладывающиеся в собственной голове действия, и потом было стыдно. Всё это обычно списывалось на провокации, усталость, плохое настроение или самочувствие.

Хотя это - проявление интенсивности осознания как энергетического процесса. СтОит интенсивности осознания по какой-то причине упасть - и любой умник, каким бы возвышенным и знающим он ни был, превращается в извращенца или дурачка.

И наоборот, высокая интенсивность осознания усиливает, ускоряет адекватные реакции на ситуации, мобилизует личность целиком, со всеми наработанными установками и иерархией назубок выученных ценностей.

Таким образом, всё можно свести к такому «энергетическому» качеству - силе осознания.

Энергоинформационная реальность, которая нас породила и в которой мы живём, - она вне нас, вне языка и вне описания. Как бы мы ни совершенствовали свои органы восприятия и инструменты познания, попытки увидеть реальность ведут к парадоксальному состоянию, противоположному человеческому. Противоположному человеческой природе – природе, не будем скрывать, - исключительно эгоистической.

Как ни крути, а жизнь есть энергетический факт, и она никак не хочет зависеть от наших умствований и интерпретаций. Какими бы они ни были – мифологическими или академическими, или вообще шарлатанскими.

Ещё можно заметить, что жизнь вообще не склонна видоизменяться, ни по нашему хотению, ни по щучьему велению. И наше восприятие так же не склонно изменяться. Мы намертво вцепились в свои ряды стереотипов, произошедших от впечатлений и переживаний, накопленных с самого раннего детства. От того, осознаём мы это или не осознаём, тоже мало что зависит. Какое дело реальности до того, назовем мы её средой адекватного реагирования или царством галлюцинаций, местом борьбы за выживание или обучающей игровой комнатой?

Все выдающиеся оккультисты, мистики, специалисты в области психологии восприятия, строители феноменологических теорий, которые всей глубиной своей интеллектуальной проницательности понимают, что мир не такой, каким его видим в своём ограниченном восприятии, продолжают воспринимать его так, как все прочие. Это носит меткое название – «метафизическая затычка».

А вообще-то у всех человеков всякое чувство, не получившее в их системе интерпретаций «правильного», привычного, т.е. стереотипного значения, становится затычкой. И когда вдруг опыт, друг ошибок трудных, противоречит этой системе, рождаются мифологические структуры, символы и прочее. Но и они толком ничего не объясняют, лишь создают иллюзорное впечатление какого-то объяснения.

Что такое осознание? Процесс энергоинформационного обмена субъекта и внешнего мира. Он имеет резонансную природу. Резонирование весьма разнообразное и, вероятно, многоуровневое, основанное на различных энергетических процессах. Это, конечно, упрощенно-приблизительное понимание сути происходящего.

Можно ли повысить интенсивность осознания, и какими методами?

Если происходит осознание, оно происходит изнутри, а мы ощущаем не само осознание, а с его воздействие, именно на уровне ощущений. Это реакции - эмоции, настроения, а дальше — поступки и реакция на поступки в виде обратной связи. Это психологический аспект осознания.

Осознание – это, само собой, процесс. Не углубляясь в дилетантские рассуждения о сущности и природе этого процесса, выделю главное, на мой взгляд, свойство: он выражает себя в динамике, в движении энергии и существует только как способ силового, полевого взаимодействия между энергоиформационной «начинкой» человека и средой, так же состоящей из энергоинформационных формаций.

Можно сказать, что осознание является орудием нашего бытия, если не  само бытие.

Тут мы упираемся в вопрос: что является упомянутой энергоиформационной «начинкой» человека. Если есть процесс, то должна быть и субстанция. Нет никакого толку придумывать какие-то новые термины. Уже давно есть общая идея души. Различия только в том, носит ли душа тело как «одеяние», или тело таскает в себе душу. В ходе самоисследования с принципиально разными состояниями души, ей приписывают различные другие «тела» — астральное, витальное, ментальное, каузальное и прочая.

Разбирать правильность-неправильность таких систем тоже нет никакого принципиального смысла. Если кто говорит, что души нет, у того её и нет. Кто говорит, что есть, тот её ощущает, и она действительно есть. Мы же - в мире слов. Полезнее будет обратиться к процессуальному описанию, ведь именно характер процесса непосредственно связан с полем,  в котором данный процесс протекает.

Осознание, результатом которого у человека формируется самоосознание - это процесс, главной характеристикой которого является сила, энергетичность. Это энергообмен, который может быть остановлен, замедлен или усилен. Продуктом этого процесса является восприятие или, точнее, совокупность воспринимаемого. Усиление осознания ведёт к увеличению доступного объёма воспринимаемых сигналов, ослабление - к сокращению воспринимаемого поля. Полное прекращение - это смерть. Все загадочные словосочетания вроде «расширения сознания», «слияния с Творцом» и др.  точнее всего можно связать с усилением осознания.

Но при чём тут эмоции? А при том, что именно они дают направленность и энергию. От них зависит напрямую интенсивность осознания.