Жмурки в упоре и на ощупь

Предыдущая статья: "Первый цепкий взгляд на четвёртое измерение"

Всякое движение в пространстве сопровождается ещё так называемым движением во времени. И даже не двигаясь в пространстве, всё существующее движется во времени, - так мы себе представляем.

Во времени куда движется? В будущее? Хороший и своевременный вопрос. Но пока подержим его в уме. Не надо торопиться, так как он, как иногда случается, сам рассосётся.

Кумекая себе что-либо о движении или об отсутствии движения, мы всегда имеем в уме ИДЕЮ того, что было прежде, что стало теперь и что будет после. Проще говоря, идею времени.

Идея движения неразрывно связана с идеей времени. Любое движение,  даже его отсутствие, происходит во времени. То есть, сперва нам надо определиться, что же такое есть время.

Я в хоре с некоторыми ответственными господами уже заикался о том, что время - такая же субъективная форма человеческого восприятия, как и пространство.

Действительность непрерывна и постоянна. Но для того, чтобы хоть как-то осознавать её, мы вынуждены её расчленять на отдельные «отрезки». Другими словами, представлять её в виде ряда таких отрезков, из которых для нас существует только один – «здесь и сейчас». Этот мы называем настоящим. Тот, что видели, а теперь не видим, - прошедшим. Тот, которого ещё не было, но с какой-то вероятностью представляем - будущим.

Такова наша «программа». Её нарушение просто лишает нас разума. По крайней мере, так мы считаем.

Рассматривая каждое явление как следствие чего-то другого — и, в свою очередь, как следствие или причину чего-то третьего, - то есть рассматривая все явления в функциональной зависимости друг от друга, мы этим самым рассматриваем их во времени. Потому что нам надо уяснить себе прежде причину и потом следствие, прежде действие, потом его функцию, а иначе ничего уяснить не сможем. И тогда возьмём – и придумаем, и скажем, что так оно о было! А по-другому ещё как? Нам же требуется «душевный комфорт».

Таким образом идея времени неразрывно связана с идеей причинности и функциональной зависимости. Без времени причинность существовать тоже не может.

Но даже с такой надстройкой наше представление о «бытии во времени» до невероятия спутанное и неясное.

Прошедшее уже прошло, преобразовалось или исчезло. Будущее ещё не пришло. Настоящим мы называем момент перехода из будущего в прошедшее. Получается, настоящим у нас называется момент перехода явления из одного небытия в другое. Однако, этот короткий момент для нас представляется действительностью. Моментом ранее явление существовало в возможности, далее будет существовать в воспоминании.

То есть, этот короткий момент – фикция! Он не имеет измерения. И с полным правом можно сказать, что настоящего не существует. Мы никогда не можем уловить его. То, что мы поймали и запомнили - это уже прошедшее.

Если на этом остановиться, то нужно признать, что мира не существует. Существуют только вспыхивающие и гаснущие иллюзии.

Мы думаем о вещах во времени именно таким образом, — всё проходит, ничего не возвращается, но что-то будет. Обыкновенно мы не задумываемся о том, что наш обычный взгляд на время приводит к полному абсурду. Следовательно, в обычном отношении ко времени есть какая-то ошибка. Эту ошибку следует найти.

Мы признали в самом начале, что нечто существует. Это нечто мы назвали миром. Как же мир может существовать, если он не существует ни в прошедшем, ни в настоящем, ни в будущем?

Если вы умеете медитировать, проще говоря, вызывать образы, то можно попробовать это проделать, сосредоточившись на нашем обычном воззрении на время. У меня возникает мелькающая череда каких-то мелькающих огней, как ночью за окном машины или поезда. Они сливаются в мерцающее свечение. Но я остаюсь на месте, а кто движется-то, поезд или огни? У меня в этом нет уверенности, если я не ощущаю чего-то другого, фиксированного.

А ещё может видеться бьющий огненным фонтаном фейерверк, каждая искра которого вспыхивает на мгновение и потом гаснет, чтобы больше уже не гореть. Искр бесконечное множество, вспышки идут непрерывно одна за другой, и все вместе производят впечатление пламени. А в действительности – существуют только вспышки, только то, как мы их видим.

Мы признаём реально существующим только то, что воспринимаем. А воспринимаем только точку, освещённую нашим сознанием, как лучом фонарика. За этой точкой уже ничего не видим, и не хотим признать, что там что-то существует.

Мы движемся все в одном направлении, которое считаем единственным. А направления, перпендикулярного своему, не признаём. Потому что не ощущаем тех перпендикулярных линий, которые пересекаем. Шаг влево - шаг вправо, – как расстрел, так как «слева» и «справа» для нас начинается небытие. Впрочем, «внизу» и «вверху» тоже.

А те, кто сподобился ощутить, думает, что линии уходят в небытие сейчас же, как только их пересекаешь.

Но имеем ли мы право так думать?

Вообще-то мысль не связана условиями чувственного восприятия. Мысль может показать что-то над плоскостью, по которой мы движемся. И даже показать что-то далеко за пределами точки, освещённой сознанием. Она может поднять над плоскостью времени и показать весну и осень с одновременно цветущими цветами и уже созревающими плодами.

Прошедшее и будущее не могут не существовать, ибо если они не существуют, то не существует и настоящего. Они существуют, только мы этого не видим.

Только осознаваемая ВНЕ СЕБЯ мысль может дать широкое, настоящее зрение вместо ощупывания лучом фонарика. И как только начнём видеть, то будем видеть прошедшее и будущее. Мы не видим прошедшего и будущего только потому, что ничего не видим. А то, что ощупываем, называем настоящим. Когда начнём видеть, прошедшее и будущее тоже станут настоящим. Разделение времени на прошедшее, настоящее и будущее практикуется именно потому, что мы живём на ощупь.

Можно уже было бы признать, что прошедшее, настоящее и будущее ничем не отличаются друг от друга. Что есть только ОДНО существующее и настоящее. Но мы отрицаем существование всего остального, кроме точки, в которую упираемся своими рогами, упёртыми с другой стороны в не поворачивающуюся шею. Упираемся в одну точку в одном направлении, считая это движением, да ещё и во времени с пространством.

Если осознаем это, то наш взгляд на всё окружающее может сильно перемениться.