Как уничтожали русскую военную элиту

Всё было буднично, без героического пафоса, и предельно тупо. Военную элиту попросту топили в болоте.

Дело было так. В Первую мировую после блестящей наступательной операции Брусилова 1916 года, на помощь разгромленным австрийцам поспешили германские войска. Приблизившись, они закрепились на Червищенском предмостном укреплении. А по-простому – на западном берегу речки Стоход. Окопались со своей тевтонской тщательностью, после чего быстро подтянули артиллерию. Перед ними, как на ладони, лежала болотистая долина. Стоход потому так и называется, что имеет «сто ходов», разветвляется на множество русел и превращает местность в огромную по площади трясину.

Решался вопрос о городе Ковель. Опьяненные взятием Луцка, русские генералы путей не выбирали. И в болото Стохода бросили с хода 3-й Туркестанский корпус. И немцы расстреляли его прямой наводкой, как в тире.

Тогда истерзанный корпус отправили на переформирование, сменив его 4-й Финляндской стрелковой дивизией. Служивший в ней Я. Демьяненко вспоминал: «Наши разведчики, а потом и санитары, еженощно в течение долгого времени подбирали и вытаскивали из болота раненых и брошенных на произвол судьбы туркестанских стрелков. Многие были в жутком состоянии: голодные, с загнившими, загрязненными ранами, в которых ползали черви…».

Ничтоже не сомлеваясь, высшее руководство принимает гениальное, по своему тогдашнему обыкновению, решение: если простые смертные не могут форсировать Стоход, то это, безусловно, сделают сверхлюди – гвардейцы, наша элита.

К 15 июля к Стоходу собрали всю гвардию, вплоть до Гвардейского Морского Экипажа. Собрали, сообщили, что настал их час исполнить своё предназначение – умереть за Веру, Царя и Отечество.

Гвардейцы и без напоминаний знали свою судьбу, поэтому чуть ли не колоннами, а по-другому и нельзя было, отправились в болото.

Как потом вспоминали немцы и венгры, они очень сильно переживали за перегрев своих орудийных стволов. От элитного лейб-гвардии Павловского полка осталась только рота.

Когда гвардия закончилась, в бой пошли «финляндцы». Их командир, генерал Селивачев, отнёсся к задаче творчески, решив чуть ли не замостить под носом у неприятеля болото, и даже добился определенных тактических успехов. Но и его люди скоро закончились.

На смену «финляндцам» подтянулась конница генерала Краснова, что было не менее блестящим решением для болотистой местности, и сибирские стрелки. Почти все поименованные части и соединения были уложены штабелями в низине Стохода. С июня до сентября включительно русская армия штурмовала эту проклятую речку.

Потери русской армии на реке Стоход даже не поддаются точному исчислению у историков. В боях на Стоходе погибла едва ли не большая часть кадрового состава гвардейских полков последнего набора, что оставило императора Николая II без наиболее преданных войск накануне 1917 года.

К лету 1914 года в гвардии служило около шестидесяти тысяч солдат и две с половиной тысячи офицеров, а уже к концу года гвардейцы потеряли свыше двадцати тысяч человек только убитыми и тяжелоранеными. К лету 1916 года гвардейские полки были вновь пополнены до ста десяти тысяч штыков и сабель.