Любовь и оправдывание

Оправдание, или как действие - оправдывание, это «круче», чем прощение. Простил – и забыл, а оправдывание – это осознанная каждодневная неблагодарная работа над капризными эмоциями и липкими желаниями.

Оправдывание - это первое чувство, которое появляется у человека, когда он открывает причину своих страданий - эгоизм. После оправдания приходит наслаждение от этого, приходит чувство благодарности, и как результат этого приходит любовь. Далее, как результат любви, приходит желание отдавать, а как результат желания отдавать приходит поиск того, с помощью чего можно будет исправить и перекроить, перелицевать свою природу для отдачи.

Например, я люблю внука. Наблюдаю по себе: если я вижу, что ему что-то очень нравится, у меня появляется сильное желание дать ему эту вещь, я не могу сдерживаться, я хочу, чтобы он получил удовольствие. Когда себе нужно купить что-то дорогостоящее, душит жаба, а ему – даже не квакает. Потом уже «фильтруешь», полезно это будет для него или нет. Но когда я вижу, что он это хочет, я хочу дать, даже если это дорого обойдётся.

Любовь связывает и обязывает человека, он становится рабом этого чувства. И не нужны устрашения, доказательства, мотивации, любовь - самая сильная обязывающая тебя сила.
Почему я хочу дать тому, кого я люблю? И тут у меня есть расчёт. Я, давая, наслаждаюсь больше, когда он наслаждается, чем если бы наслаждался только я сам. Я наслаждаюсь от отдачи.

Это уже не материальный расчёт. Отдача с настоящим намерением отдавать в этом мире... К своему внуку я привязан по-животному, это действие животное, бывает и у животных. Это - природа. Я смотрю на себя и вижу, что я, действительно, должен это сделать, и по-другому я сильно страдаю. Если я этого не сделаю, я не смогу успокоиться.

Это интересно исследовать. Действительно, любовь - самая большая обязывающая сила. Но, если кто-то меня обязывает, - то это уже не добровольно? Сама любовь – по доброй воле, а обязывает. Но её принуждение не угнетает, а наслаждает!

К тому, чтобы стать альтруистами, мы приходим от любви, отдача ради самой отдачи не может быть не от любви. Это уже свободное желание, которое я сам строил, строил и... всё строю. Я мог бы не делать этого, это происходит не из-за страха или страсти обладания, а когда я из всех прочих дел предпочитаю это совершенно свободно.