О самом главном: Бог - Он ни хороший, ни плохой

Единство всего – это то, чему ты не можешь научиться сам. Только «всем миром».

Хотя все миры лежат пластами, перед бесконечностью всё едино.

Творец не находится вне мира. Он не сотворил мир, а стал этим миром. Он стал всем.

Это нельзя понять. Мы живём во зле и безобразии, мир подавлен страданиями и вопит от безысходности. И где же Божественное во всём этом? Всепроникающий эгоизм, скрытая или явная мерзость и гадость – это Божественное?

Если Творец совершенен, то всему этому должно быть объяснение.

Существует несколько кому-то удобных и заскорузлых выдумок.
Возлагают ответственность за всё, что кажется нам злым и ужасным, на всемогущего Дьявола. Или на человека и на его греховность, как будто у него был выбор появления в этом мире или есть возможность действовать против воли Бога. Или списать зло на стихию природы, создавая противоречие между природой мира и природой Бога.

Самая лицемерная из придуманных концепций – это создание человекоподобного образа Бога любви, добра и неистребимого милосердия. Бога справедливого и добродетельного в соответствии с нашими понятиями о справедливости и добродетели. При этом всё зло - это не Он и не Его, а создано дьявольской силой, которой по какой-то причине дозволено всё.

«Версия» о том, что всё безобразие есть следствие ошибки себялюбивого человека-грешника, который испортил всё то, что было создано совершенным и вездесущим Богом – это явная глупость.

Если просто и без умственных потуг «посмотреть в лицо» Всевышнему, то остаёшься перед простым взглядом: именно Творец сотворил этот мир и сотворил его таким, каков он есть. Природа, пожирающая своих детей, время, поглощающее время жизни, всеобщая и неотвратимая смерть, неистовость сил зла – это тоже Высшее в одной из своих ипостасей. Муки страдания – это тоже Его прикосновение так же, как и радость наслаждения.

Только допуская абсолютное единство и пытаясь его ощутить в глубинах своего существа, можно ощутить Его прикосновение, которое строит дух. Бог есть дух, и только свойства духа его «волнуют» и «интересуют». И только свойства духа Он «понимает» и «воспринимает».

Диссонансы мира – это диссонансы Высшей программы управления развитием духа, и лишь принимая их и проходя сквозь них можем достичь более великих созвучий его высшей гармонии, вершин и бесконечности.

Конечно, в нашей жизни имеется разрыв между текущим несовершенством и высшим окончательным совершенством. Оно, это совершенство, уже есть и было, но от нас оно усечено и скрыто, как и всё Божественное. Усечено и скрыто несоответствием свойств, вернее – противоположностью, противоречием свойств.

Это противоречие между духовным и мирским. Именно через эту пропасть предстоит возвести мост.

Мирские свойства основаны на плоти и эгоизме, жаждущим только одного – получать наслаждение. Свойство духа – только отдавать. Нам даётся возможность покорить мир для духа.

Мы чувствуем неудовлетворённость. Мы ещё не вышли из материи, которая, в сущности, и есть желание наслаждаться.

То есть, и Бог находится во всём этом зле, во всех страданиях. И тот тёмный враг, диавол и сатана, мучающий нас, есть на самом деле созидатель нашей будущей силы, участвующий в формировании духа. Творец нас слепил из глины эгоизма.

Это у нас есть много всяких идей о том, что является совершенным, а что – нет, о том, каким должен быть Бог и, особенно, каким Он быть не должен.
Добродетелью мы называем свою благую деятельность в достижении на земле своего видения справедливости. Наша добродетель всегда стремилась что-нибудь подавить. Если сложить вместе сразу все людские добродетели, то едва ли от жизни что-либо останется. Ведь пока нам известен только один вид совершенства – тот, который исключает то, что мы считаем несовершенным.

Охватить всё в целом нам и в голову не приходит. А совершенство – это полнота.

Нам доступно только мгновение вечности. Это мгновение не содержит всего того, что мы хотели бы иметь, и мы жалуемся и страдаем. Как только что-то получаем – хотим ещё больше и снова страдаем. Когда поймём, что в этом мире ничего нет, за что стоит бороться, тогда начнём искать смысл в другом. Когда возвысимся духом – не будет усечённости восприятия, и выйдем в полноту.