Окольно претензионное, неизменно похабное

Рэп-частушки - нескладушки 18+

Пришло и ушло тяжёлое время сомнений.
Когда пришло, мы держались как могли.
Потом держались, когда ушло.
И продержались - оно снова вернулось.
И в угаре сизом пошло всё юзом.

Пока держались - напрочь забыли сомнения.
Когда время сомнений вернулось, пришлось искать новые. И теперь бьёмся об углы и в стены.
Хотя знаем, где выход. Он там же, где вход.

Знаем, но дорогу туда забыли и теперь ждём, что нас кто-то выведет.
Многие обещают, но никак не выводят.
Только обувают – и на всю по-новой вводят. 

Не хотят никак выходить только надсадно добывающие нефть и нежно сажающие хлеб.
Их пленяет непрерывный цикл.
Бурить, пахать, сажать, косить и жать – в этом весь глубокий смысл.

Вокруг тайга или тундра, а в городе – всегда гололёд.
Все очень торопятся, хотя никто никуда не идёт.
И те, кто пьёт, и те, кто не пьёт.

Пьют, так как пьют, и пьют так, как пьют.
Потому что иначе ничего не понять. Впрочем, не понять и так.
Тот, кто пьёт, сомнений не ищет. Их ищут те, кому нечем и незачем пить.
В сомнениях крепнет решимость доить.
Они - не за. Они - не против.
Они нам западло, и мы пить не бросим.

Когда не распоряжаешься ничьей судьбой, всё происходит как бы само собой.
И не нужно делать вид, что ты кто-то другой.
Можно вопить и выгибаться дугой.

Путаница насчёт того, где выход и где вход, - не повод бздеть и ржать.
Те, кто знают в чём дело, будут молчать.
Всё останется точно таким как оно есть.
Говорят, есть решение, как рыбку съесть и на «этот» не сесть.

Но Боже мой, в какой дыре мы живём!
В тёмной дыре, в которой лиц не видим в упор.
И юзом ползём в эту дыру, причём с возрастающим вожделением, прямо как «этот» в манду*!

Но хозяин «этого» остаётся снаружи. А в нашем случае всё существенно хуже.
И нас благословили размножаться юзом, а пихаться не сзади, а пузом.
Лицом к лицу. Но желательно во мгле.
Чтобы нельзя было понять: ты ещё елозишь на чреве или уже в манде.

И даже под медленным взглядом икон разум остаётся отключён.
Сердце наше – простой насос, которому всё равно, что качать: кровь или фекалии из канализации.
Канализация выдаёт выдающийся прогресс нашей цивилизации.

Фекалий всё больше, а вкушать их вид, цвет и запах – всё меньше возможностей.
И уже кто-то совсем цивилизованный может перепутать продукт «до» и продукт из промежностей.

В нашей дыре давно смердят туши, хотя может – и души. 
Праведных душ в дыре нет. Они - щепетильные, и любят свет.
Кто-то пытается вылезть наверх, но вылазит не весь.
Что-то мешает! В чём дело? Почему до сих пор здесь?

Тут можно поржать: зацепился за... сук. А можно сказать: удостоился мук.
Теперь возвращайся в наше гумно. Вылазить с эрекцией не шибко умно.
Тут дело иное надо вершить. Кастрировать? Нет? Так не надо грешить!

Тому, кто поведает нам чудо побега из этой дыры, мы тоже покажем.
Все мы немножечко нервные из-за того, что слышим: вот оно – счастье!
Смотрим – опять чья-то жопа. Здрасте!

Покажем и мы. Покажем, что того, что у нас есть, хватило бы для бОльших, чем мы.
Вот если надо что-то сказать, то придётся использовать рот.
А можно молча: кто кого ... (простор для фантазии).

*  Манда - на арамейском языке означает «знание» в сакральном смысле этого слова, от этого слова получила название гностическая религия мандеизм.