Собака пишет о собаках

05.01.2018

Писал статью о путях человеков и о смыслах. Назвал её «Почему всё так гениально задумано, а жизнь собачья?». Назвал, особо не задумываясь, это название как-то сразу само пришло.
            

И получил один комментарий от «Оппонент Ы1»: «Может быть, вы просто собака?». Ошарашился, но нет, не обиделся. Но и не задумался. Ответил: «Спасибо за комплимент. Всегда считал, что собаки лучше людей и достойны другой жизни. Если бы служили они себе, а не такой твари, как люди».
            

Другим, кто вникал, писал: «Спасибо за понимание». А ему так не написал. А он ведь тоже понял. Может, и лучше понял. Непосредственно, как образ. А я не осознал запущенного с моей же подачи образа.
            

Уже потом, на другой день, отвлечённо от темы, вдруг тыркнуло: вот ты ищешь всё суть, не можешь выразить её словами. Ищешь образы, чтобы выразить. А в этом образе – суть той статьи! Мы – собаки. Физически мы – люди. Духовно – те же собаки.
            

Собаки служат человеку. Жмутся к человеку, живут рядом. Даже когда люди их пинают, избивают, травят, отправляют на мыло. Зависимость от человека у большинства собак уже выше рефлексов. За это люди их кормят, чаще всего – своими объедками.
            

А мы, люди, служим социуму. Выросшему на нашей крови и костях. Он нас пинает, убивает и заставляет убивать. Не только убивать неугодных, но и в себе убивать ростки иной жизни. Заставляет гасить в себе искорки чуда. За это нам бросает куски того, что уже не лезет в его утробу. А мы ещё бросаемся схватить себе кусок побольше, суетясь и толкаясь. Мы целиком зависим от вскормленного нами же дракона.
            

Для собаки, которая служит, главный враг – чужая собака. Для человека, который служит групповой идее, главный враг – служака другой идеи. Вплоть до жажды убийства. В социальных сетях Инета – вплоть до устранения в чёрный список.
            

Отверженные человеком собаки сбиваются в стаи. Отвергнутые социумом люди – в банды и секты. Но как стаи собак не уходят жить в лес, так и стаи людей цепляются к прежнему хозяину.
            

Люди говорят: «жизнь собачья» о плохой, неустроенной, зависимой жизни. А своя жизнь им не то, чтобы всегда нравится, но куда деваться – устраивает. В голову не приходит сравнивать – как же, мы ж великие, человеки! Очень умные, куда до нас собакам. Когда только без особых мыслей, иногда срывается: «жизнь собачья».
            

А лай стоит и не смолкает Музыки не слышно. А если слышно, так это не музыка уже, а лай. Лай про лайф.
            

Ну что, собаки, пока! Гав-гав!