Управление истиной

09.04.2018

«Что есть истина?» - провокационный вопрос. Судя по оставшимся письменным следам, человечество провело в поисках истины последние пять тысяч лет. Сколько копий было сломано, сколько жизней было положено на алтарь истины, трудно себе представить.

А есть ли абсолютная истина, истина как идеальная конструкция, всё объясняющая? Должна быть. Но не у человека. Даже если предположить, что абсолютное может коснуться человека.

Уже давно многие разумные головы поняли, что нет и абстрактной истины. Любая истина конкретна, то есть она истинна в определённое время в определённом месте.

Вот таблица умножения: всё конкретно и непререкаемо. Это и будет истина? Осмелюсь утверждать, что нет. Это люди так договорились, и создали инструмент для ускоренного определения значений числовых выражений. Что получится, если умножить две морковки на двух агрономов? Две морковки и два агронома, но если агрономы уже пообедали и не съедят морковки.

Подобные интеллектуальные «продукты» относятся к категории фактов. Другие продукты интеллекта – это утверждения, основанные на фактах, либо  предположения (гипотезы) о возможно существующем.

Если какое-то объяснение, какая-то интеллектуальная конструкция нами переживается как прибавка энергии, эмоциональный подъём, то есть положительное переживание, - получаем субъективную истину. Все остальные истины – конвенциональны, они есть результат договорённости между большими или малыми группами людей.

«Истинно говорю» - это значит, что я пережил это как истинное, другими словами «говорю, как переживший это». Далее, если человек озабочен своим утверждением где-то, или выражением в чём-то, или самореализацией и самовыражением, он эту субъективную истину не держит при себе, а пытается использовать для чего-то или пытается внедрить её в сознание других людей.

То есть речь начинает идти уже не о самой истине, а о действиях с истиной.

Итак, истина как таковая есть субъективное переживание. Вроде бы получается, что каждый может субъективно пережить какую-то свою истину, причём любую.

А вот здесь начинается соприкосновение с ещё одним вечным вопросом: «Что есть свобода воли?» Мы уже пришли к тому, что можем пережить любую истину. Мы можем относиться к чему угодно абсолютно свободно (понятно, что внутренне – это всегда пожалуйста, а вот если публично, - то это может быть чревато). Мы вольны поменять своё отношение к чему-либо.

Однако силы, управляющие социумом, меньше всего заинтересованы в свободе выбора отдельных личностей. Чтобы управлять, овцеводам, кукловодам нужны управляющие истины. Для создания такой истины нужно «закрепить» наше отношение к чему-то, а через отношение жёстко «закрепить» восприятие тех или иных фактов. Получается то, что объявлено истиной. Это может быть истина «во благо», а может быть и спекулятивная истина. Кто теперь отличит, если это объявлено истиной?

Нет, кто-то может утверждать, что это не истина. Даже может провозгласить другую истину. Но такое раньше каралось смертью или лагерями, сейчас всё выглядит более гуманно. Борьба за власть – упрощённо (однако по сути) – борьба за право устанавливать управляющие истины.