Зачем нам вера как идея, или идея не слабее веры

Было высказывание нашего президента о сходстве христианской и коммунистической религии, а мавзолея – с мощами святых. Кого-то оно взвинтило. Кого-то – опустило.

Это при том, что мысль о фундаментальном сходстве христианской и коммунистической веры существует столько, сколько живёт социалистическое и коммунистическое учение, – лет двести.

Но мы слушаем, а значит и знаем только о чём вопят те, кого или взвинчивают или опускают.

Припомним, что в 1894 г. Фридрих Энгельс опубликовал статью «К истории первоначального христианства», где было неоднозначно указано: «И христианство, и рабочий социализм проповедуют грядущее избавление от рабства и нищеты; христианство ищет этого избавления в посмертной потусторонней жизни на небе, социализм же — в этом мире, в переустройстве общества».

О сходстве первохристиан с рабочим движением: «Если хотите представить себе, чем были первые христианские общины, присмотритесь к какой-нибудь местной секции Международного Товарищества Рабочих».

А сто лет назад Луначарский написал два тома под названием «Религия и социализм», где утверждал, что социалист – более верующий человек, чем «старорелигиозный».

Большевики не боролись против религии как таковой, как принято считать. Они насаждали светскую религию коммунизма как царства божьего на земле. То, что тогда называлось антирелигиозной пропагандой, на самом деле было не борьбой против религии, а борьбой религий между собой.

Когда коммунистическая вера была сильной и массовой, Советский Союз стоял неколебимо и демонстрировал большие успехи. Но когда верование слабеет, вырождается, люди разочаровываются в старом, а нового не обретают - в таких случаях народ слабеет, теряет моральные принципы, и его можно брать голыми руками. Так произошло с нами в 90-е годы. Тогда не было ни коммунистической веры, ни христианской; попытались было уверовать в самый крайний мамонизм, но это, к счастью, не пошло.

Так почему же по этому поводу снова перевозбудились? Не только потому, что всё быстро забывается. Есть причины поглубже.

Начался слом эпох. Капитализм-империализм и весь связанный с ним сюжет себя исчерпал и должен исчезнуть. Это будет большой переворот, а большие смысловые перевороты сопровождаются возникновением новых верований, учений, подводящих основу под будущее мироустройство.

Такую основополагающую идею нельзя выдумать, у нас уж сколько лет пытаются выдвинуть национальную идею, – даже процесс не идёт. Нет идей, которые бы цепляли. А она, чтобы стать национальной, должна не просто цеплять, а подлинно овладеть массами.

Опытные политики ощущают потребность в такой новой идее, а лучше – вере. Но не могут ничего придумать, а есть только стремление соединить давнее, но ещё живое, с недавним, ещё не до конца растворившимся: социалистическое и христианское вероучения, «Моральный кодекс строителя коммунизма» - с Нагорной проповедью.

Глава РПЦ стал государственной публичной персоной, а государственные персоны в свою очередь – «подсвечниками», как прозвал острый на язык народ внезапно уверовавших и воцерковившихся функционеров.

Может ли православие стать этой новой национальной идеей, зовущей и влекущей на свершения и самопожертвование? Увы. Хотя бы потому, что у религии другая цель и другая миссия.

Коммунистическая религия, за ценности которой в прошлом веке отдавали жизни, сейчас не в тренде, и вернуть её в том же виде – голый умысел. И механически слить в одно эти два озвученных вероучения нельзя никак.

Нужна новая идея как вера, или вера как идея. Чтобы народ мог сплотиться перед лицом грозящих опасностей. Это осознают многие, включая политическое руководство.

Вера как система представлений и идей, которые не доказываются логически или экспериментально, а принимаются на веру как аксиомы физики или геометрии. Обычно их внушают в ходе воспитания с детства. Общие работающие идеи – необходимый фактор сплочения общества в противопоставлении противникам веры, а также мощный социальный регулятор и основание этики. Они могут иметь форму религии, а могут форму идеологии – той же самой религии, только светской.

Нам предстоят очередные грозные испытания. Если мы хотим выжить и пойти вперёд, нам нужна крепкая, ОБЩАЯ вера. Скорее всего, она будет иметь форму идеологии, что-то вроде обновлённого коммунизма. Нельзя повторять ошибку большевиков – борьбу против традиционных религий. С ними надо сотрудничать и всячески подчёркивать сходство их догматов с принципами новой идеологии-веры. Тогда религии и идеология будут взаимно усиливаться на общую пользу. Это привлечёт к нам миллионы людей во всём мире.