Золотая рыбка не всплывёт

13.07.2018

«...За минувшие годы о трагедии «Комсомольца» написан добрый десяток книг и монографий. Одна из книг принадлежит перу заместителя главного конструктора атомной подводной лодки «Комсомолец» Д. А. Романову. Ее главный тезис: трагедия близ острова Медвежий произошла из-за катастрофического разрыва между уровнем технической оснащенности современных подводных лодок и уровнем профессиональной подготовки подводников.

У адмиралитета ВМФ иная точка зрения: слишком часто военные моряки были заложниками военно-промышленного комплекса СССР, слишком часто корабли, официально сданные флоту, доделывались, дорабатывались по ходу службы - уже в морях, в походах. В конструкции подводной лодки К-278 обнаружился ряд роковых просчетов, которые и послужили быстрому развитию трагической развязки. Истина, как всегда, обнаруживается между крайними суждениями.

Правы обе спорящие стороны, и сегодня уже не так важно, в чью сторону и насколько больше будет сдвинут флажок истины. Сегодня важнее помнить завет командира фрегата «Диана» капитана 1 ранга Василия Головнина: «Ежели мореходец, находясь на службе, претерпевает кораблекрушение и погибает, то он умирает за Отечество, обороняясь против стихий, и имеет полное право наравне с убиенными воинами на соболезнование и почтение его памяти от соотечичей» - Николай Черкашин, писатель-маринист.

7 апреля 1989 года погибла “Золотая рыбка” - подводная лодка К-278 “Комсомолец”. Вместе с кораблем погибли 23 члена экипажа, утонули или умерли от переохлаждения еще 19 подводников. Оперативно организовать спасение экипажа, как всегда, не удалось, от предложений о помощи от ВМС Норвегии наше командование отказалось…

Еще в 60-ые годы СКБ “Рубин” начал работы над проектом уникальной подводной лодки со сверхпрочным титановым корпусом, рассчитанным на рекордную глубину погружения в 1000 метров.

“Золотая рыбка” была опытным кораблем для изучения целого комплекса научно-технических и океанологических проблем, которые могли бы возникнуть при создании перспективных боевых и транспортных подводных лодок. Как корабль ВМФ она предназначалась для действий против подводных лодок противника и имела на вооружении шесть 533-мм торпедных аппаратов.

Корпус лодки заложили 22 апреля 1978 года на Северном машиностроительном предприятии. Требовалось решить огромное количество принципиально новых технических и технологических проблем, что сказалось на увеличении сроков и стоимости строительства. В 1983 году лодка 685-го проекта “Плавник”, прозванная моряками “Золотой рыбкой”, была принята в опытную эксплуатацию в составе ВМФ под номером “К-278”. 5 августа 1984 года она успешно достигла проектной глубины погружения 1000 метров. В тоже время, в ходе комплексных испытаний лодки были выявлены “отдельные конструктивные недоработки”. Несмотря на это, совместным решением командования ВМФ и Минсудпрома в 1986 году “К-278” была введена в боевой состав Северного флота с устранением выявленных “недоработок” при очередном плановом ремонте, проводимом через 8-10 лет.

Но прошло менее трех лет…

В 11 часов 7 апреля 1989 года, когда лодка, возвращаясь из автономного плавания, находилась на глубине 157 метров в 180 км к юго-западу от острова Медвежий, в 7 отсеке возник объемный пожар. Лодка потеряла ход, после чего автоматическая защита заглушила ядерный реактор. Командир “К-278” капитан I ранга Е.А. Ванин приказал всплывать, и через 11 минут после начала пожара лодка поднялась на поверхность. За это время из-за разгерметизации переборки пламя проникло в 6-й отсек. Затем огненный взрыв произошел в 5-м отсеке. Появились первые погибшие моряки. Ядовитый дым стал проникать в другие отсеки.

Ванин передает кодированные сигналы аварии на базу. Через час в воздух поднялся самолет “ИЛ-38”, который спустя еще час обнаружил дымящуюся “К-278”. Команда лодки героически боролась за спасение своего корабля. Им удалось провентилировать первые четыре отсека лодки, но, несмотря на герметизацию 6-го отсека и использования связывающей кислород лодочной объемной химической системы пожаротушения (ЛОХ), в 6-м и 7-м отсеках продолжало бушевать пламя. Постепенно стал появляться небольшой дифферент на корму, но командный состав лодки посчитал, что угрозы затопления нет, и с приходом спасательных кораблей ее можно будет отбуксировать в базу.

После 16 часов пожар в седьмом отсеке усилился, а дифферент на корму начал заметно увеличиваться. В 16 часов 35 минут Ванин сообщил на командный пункт Северного флота о необходимости эвакуировать личный состав “К-278”. В 17 часов с лодки спустили два 20-местных спасательных плотика, в которые стали переходить моряки.

В 17 часов 08 минут с дифферентом в 80° на корму лодка ушла под воду. Уже на большой глубине командир лодки и еще четверо оставшихся с ним попытались спастись в специальной всплывающей спасательной камере “ВСК”. Трое из них задохнулись в камере от угарного газа, который при повышенном давлении убивает в считанные секунды. На поверхности моря из-за большой скорости подъема и перепада давления верхний люк камеры выбило и через несколько секунд, набрав воды, ВСК ушла на дно. Спасся только мичман В.Ф. Слюсаренко.

Больше часа находились покинувшие лодку моряки в холодном Норвежском море. Только в 18 часов 20 минут к месту трагедии подошла рыболовная плавбаза “Алексей Хлобыстов”, которая подняла на борт 30 подводников. Трое из них умерли от переохлаждения по пути в Североморск.

За мужество и самоотверженные действия, проявленные при исполнении воинского долга, все 69 членов экипажа были награждены орденами Красного Знамени, из них 42 - посмертно.

“К-278” легла на грунт на ровном киле на глубине 1655 м. В последующие годы лодка и район аварии были обследованы глубоководными обитаемыми аппаратами “Мир-1” и “Мир-2”. Было установлено, что носовая часть лодки имеет повреждения, но ядерный реактор заглушен, а находившиеся на борту лодки две торпеды с ядерной боевой частью не взведены. С помощью аппаратов “Мир” были проведены дополнительные работы по герметизации носовой части лодки. Поэтому радиационный фон вокруг лодки пока остается в пределах нормы.

В августе 1993 года была предпринята попытка поднять 27-тонную спасательную камеру, но в ходе подъема произошел обрыв троса, и она снова опустилась на дно.

Наиболее вероятной причиной возникновения пожара в 7 отсеке считается самовозгорание заспиртованного хлеба или промасленной ветоши из-за повышенного содержания кислорода в атмосфере отсека. Согласно свидетельским показаниям, переносной прибор газового анализа воздуха, которым измерялся кислород, был сдан для ремонта, а автоматический датчик кислорода был неисправен со времени испытаний.

Наиболее вероятной причиной быстрого затопления подводной лодки считается поступление больших масс воды через бортовые клапана вентиляции кормового кольца, оставленных в промежуточном состоянии. Вследствие стравливания воздуха из кормовых балластных цистерн, осадка корабля уменьшилась, действующая ватерлиния достигла приоткрытых вторых запоров бортовых клапанов вентиляции. Поскольку в тот момент в задымленном отсеке никого не было, своевременно затопление отсека обнаружить и предотвратить не удалось, что и привело к катастрофическим последствиям. Но это одна из версий.

Как обычно, все пытались свалить вину с себя на кого-то другого. Командование обвинило в серьёзных просчётах конструкторов, конструкторы, в свою очередь, говорили, что экипаж действовал безграмотно и допустил серьёзные ошибки. Так или иначе, причина гибели “Комсомольца” до сих пор неизвестна и вряд ли будет уже установлена когда-либо.