3484 subscribers

Изгнание, тюрьма, смерть: чем грозили советским спортсменам попытки заработать

315 full reads

Доступ к зарубежным благам мог иметь печальные последствия

1952 год. Москва. Чемпионы мира — женская и мужская сборные команды СССР
1952 год. Москва. Чемпионы мира — женская и мужская сборные команды СССР

Союз Советских Социалистических Республик был государством закрытого типа, и лишь немногие могли позволить себе выезд за границу. Пересекать «железный занавес» доводилось в основном представителям определенных профессий – дипломатам, морякам, артистам, ученым, сотрудникам КГБ и спортсменам. Среди них был распространен контрабандный бизнес, который назывался фарцовкой – вывоз товаров из СССР для последующей продажи и покупки на вырученные средства вещей за рубежом с целью сбыта на родине.

Великий советский баскетболист и олимпийский чемпион 1972 г. Сергей Белов в автобиографической книге «Движение вверх» пишет о том, что фарцовка обеспечивала основной доход спортсменов и тренеров – а вовсе не основная деятельность. Единичный выезд за границу мог принести человеку прибыль в 1000 — 2000 руб., даже при соблюдении таможенных правил. Для сравнения: партнер Белова по сборной Алжан Жармухамедов рассказал , что за победу на Олимпиаде 1972 г. каждому выплатили по 2500 руб., 100 из которых затем вычли в счет налогов. За победу на чемпионате Европы полагалось всего по 500 рублей.

Вывозили, как правило, традиционный набор из водки, икры и фотооптики – в нем не было ничего криминального, и самым большим риском на этом этапе было потенциальное изъятие товара на таможне. Сложности начинались на следующей стадии – при сбыте имущества за границей и покупки товаров для реализации на родине. Главная проблема была в том, что между делом фарцовщикам приходилось заниматься прямыми обязанностями – подготовкой и участием в соревнованиях.

Сборная СССР по футболу 1924 года
Сборная СССР по футболу 1924 года

Как пишет Белов, в этом смысле в привилегированном положении оказывались атлеты, которым изначально была уготована лишь роль запасных – у них была возможность проводить гораздо меньше времени непосредственно на спортивных площадках и посвящать его закупке товара. Бывший баскетболист даже пишет, что отдельные тренеры и функционеры готовы были продать лишнее место в составе.

Домой везли то, что пользовалось спросом – джинсы, дубленки, плащи, кроссовки, другую одежду и обувь. Лучшей добычей считалась электроаппаратура, как правило, магнитофоны и магнитолы. В определенный период советские вязальщицы почему-то особенно полюбили мохер, и спортсмены до отказа набивали сумки предварительно утоптанной до состояния войлока шерстью.

Самой опасной частью предприятия было пересечение таможни в СССР. Степень риска зависела от товара, его количества, настроения пограничников и ряда других факторов. Не последний из них – успехи спортсменов за границей. Например, советские хоккеисты в лучшие годы приучили страну к ежегодным успехам на международной арене и вообще забыли о том, что такое таможенный досмотр.

Исход мог быть абсолютно разным – от легкого испуга до реального тюремного срока. Проверяющие органы были в курсе происходящего и вмешивались только в определенных обстоятельствах – если на спортсмена поступал донос, в случае проведения плановых мероприятий и рейдов или если фарцовка серьезно выходила за рамки дозволенного.

Плачевно все закончилось для баскетболистов ленинградского «Спартака» – спортсмены решили не ограничиваться вывозом икры и водки, а перешли на новый уровень, продавая за границей антиквариат, драгоценности и валюту. Один из членов той команды, Иван Дворный, в итоге отправился в тюрьму. Другой – Владимир Арзамасков – выпал из окна гостиницы. Официально это был несчастный случай, но, по слухам, он просто связался не с теми людьми.

Подобное случалось и с игроками сборной. В 1973 г. баскетбольную команду СССР подвергли жесткому досмотру в аэропорту Шереметьево после возвращения из американского турне. Жармухамедов, Александр Белов, Коркия и тот самый Дворный попались на нарушении «правил ввоза материальных ценностей» и получили по пожизненной дисквалификации – которая, впрочем, вскоре была снята.

В 1977 г. Белов попался еще раз, но уже на выезде из страны – у него в сумке обнаружили иконы. Спортсмена лишили стипендии и звания заслуженного мастера спорта, вывели из составов сборной и «Спартака», но через несколько месяцев помиловали повторно. Показательные процессы над именитыми спортсменами были не редкостью, как и преследования в интересах определенных клубов, желающих ослабить конкурентов.

Особенно строго контролировался вывоз валюты – в СССР трепетно относились к валютным запасам, и перемещение крупных сумм в долларах было крайне рискованным мероприятием. Официально вывезти можно было не более $200, которые реально было приобрести в единственном обменном пункте в Москве, очередь в который занимали с ночи. Провоз сверх нормы дозволялся только в том случае, если деньги были ранее задекларированы – этим попытались воспользоваться футболисты киевского «Динамо» в начале 1970-х, но их предприятие закончилось неудачей.

Команда отправилась в Австрию на товарищеский матч, и заместитель главы делегации уличил двух игроков – Анатолия Бышовца и Виталия Хмельницкого – в неподобающем поведении. Функционер на самом деле был агентом КГБ, а игроки наивно рассказали ему о планах покупки автомобиля. Спортсмены вывезли огромную по тем временам сумму – $3700.

Они попытались оправдаться и сослались на то, что накопили валюту за долгие годы зарубежных поездок с командой – игрокам выдавали суточные, которыми они могли распоряжаться по своему усмотрению. С мечтой об авто пришлось расстаться – деньги они сдали в кассу посольства СССР в Вене, а в качестве утешения получили по гарантийному письму, по которому они могли купить что-нибудь на родине.

Вообще же контроль осуществляли за всеми, к каждому коллективу прикрепляли сотрудников КГБ – иногда открыто, иногда под видом представителя персонала команды. Это делалось для того, чтобы держать на виду даже тех, кто остается в рамках негласных правил – если сверху поступит команда убрать определенного спортсмена, почти на любого всегда найдется какой-нибудь компромат.

Большинство атлетов не воспринимало фарцовку положительно – Белов в автобиографии пишет, что советским спортсменам было мерзко от необходимости заниматься подобным с постоянным страхом возможных последствий, особенно принимая во внимание оклады зарубежных коллег. Но они понимали, что их труд заслуживает большего вознаграждения – государство, чью честь они защищали, не могло достойно оплатить их труд.

Подписывайтесь на канал «Ведомости Спорт»

Читайте также:
Сколько зарабатывали и как жили советские футболисты
Травмы, жизнь в долг, еда из McDonald's: как теннисист из Осетии стал сенсацией
Овечкин прервал безголевую серию и приблизился к двум рекордам НХЛ