1924 subscribers

Две пьесы Шкваркина - короля комедии 20-х и 30-х годов

269 full reads
443 story viewsUnique page visitors
269 read the story to the endThat's 61% of the total page views
1,5 minute — average reading time

О драматурге Василии Шкваркине — короле комедии сталинской эпохи — я уже немного писала здесь. Самая знаменитая его пьеса — "Чужой ребенок" — до сих пор ставится в театрах, но судьба распорядилась так, что самые острые, самые язвительные его вещи выпали из поля зрения публики. Некоторые комедии Шкваркина так никогда не были изданы и до сих пор томятся в архивах.

Василий Шкваркин
Василий Шкваркин
Василий Шкваркин

Из исследователей Шкваркиным серьезно занималась только Виолетта Гудкова, которая издала его комедию "Лира напрокат" в сборнике "Забытые пьесы 20-х годов". Текст этот можно найти в интернете, а я добавлю ссылки еще на два.

Василий Шкваркин, «Вредный элемент» - трагикомедия под видом водевиля. На сцене среди прочего показано советское казино, а также в какой-то момент появляется Бутырская тюрьма.

Единственное издание 1927 г. содержит сокращенную сценическую редакцию пьесы, а также музыку, которой сопровождался спектакль. Автором музыки был Дунаевский, причем его имя нигде не фигурирует, зато упомянут «заведующий музыкальной частью».

Романсу из последнего акта «Все, как прежде» в некотором роде повезло: в многочисленных последующих записях (Эрденко и др.), уже никак не связанных с пьесой,он превратился в «старинный» и даже «цыганский» романс.

Афиша московских театров от 1 апреля 1927 г, газета "Вечерняя Москва". В перечне пьес две принадлежат Шкваркину: "Вредный элемент" и "Вокруг света на самом себе".
Афиша московских театров от 1 апреля 1927 г, газета "Вечерняя Москва". В перечне пьес две принадлежат Шкваркину: "Вредный элемент" и "Вокруг света на самом себе".
Афиша московских театров от 1 апреля 1927 г, газета "Вечерняя Москва". В перечне пьес две принадлежат Шкваркину: "Вредный элемент" и "Вокруг света на самом себе".

Василий Шкваркин, «Шулер» - трагикомедия под видом водевиля, причем героем является выпускник Пажеского корпуса. Цензура в 20-е была еще сравнительно либеральна - в 30-е никто бы уже такого героя на сцену не пустил. Отсканировано единственное издание 1929 года. В скане страницы 16 и 17 попали в конец файла, что следует иметь в виду при чтении. Также напечатана сопровождавшая спектакль музыка. Автором ее указан тот самый «заведующий музыкальной частью» С. Германов.

В пост-сталинскую эпоху вышло два сборника комедий Шкваркина (в 1954 и 1966 годах), но есть одно большое "но". Тексты для них кто-то отредактировал, выбросив многие шутки. Так, из пьесы "Страшный суд" исчезли насмешки над персонажем из месткома, который, например, безапелляционно утверждал:

"Я член месткома, меня бесплатно любить должны".

Биография Шкваркина восстанавливается по крупицам и с большим трудом — судя по всему, он вполне сознательно держался в стороне от писательских тусовок и избегал говорить о себе, особенно в публичном пространстве. Он родился в Твери и принадлежал к роду купцов Шкваркиных (до сих пор в городе есть т.н. дом Шкваркина, принадлежавший одной из ветвей этой многочисленной семьи).

Дом Шкваркина в Твери
Дом Шкваркина в Твери
Дом Шкваркина в Твери

В картинной галерее этого города хранится картина, которую Шкваркин продал туда в 1944 году, скорее всего, из-за нужды, так как после ряда громких успехов попал в опалу и был вынужден заниматься переработкой текстов опер (если помните, Булгакову тоже пришлось в какой-то момент стать либреттистом). Жил Шкваркин в Москве, но, судя по всему, связей с родным городом не порывал.

Борис Григорьев. Курильщики на Востоке. Картина до 1944 г. принадлежала Василию Шкваркину.
Борис Григорьев. Курильщики на Востоке. Картина до 1944 г. принадлежала Василию Шкваркину.
Борис Григорьев. Курильщики на Востоке. Картина до 1944 г. принадлежала Василию Шкваркину.

После войны Шкваркин вернулся на сцену и написал еще несколько пьес, но жизнь в тисках сказалась на его здоровье, и он заболел нервной болезнью.

Его пьесы — замечательные образцы комедии, в 20-е годы к тому же остросатирической (в 30-е цензура стала гораздо жестче, и Шкваркину пришлось уменьшить градус сатиры). В комедиях Шкваркина есть все: искрометный диалог, знание людей, яркие характеры, а также, не в последнюю очередь — скептицизм по поводу происходящего в стране, который автор даже не пытается скрыть. Ни один драматург, кроме Шкваркина, не осмелился бы написать такой диалог задержанных в тюрьме:

Администратор. Какую же статью к нам могут применить?

Столбик. "Статью? Кодекс? Законы?"… Судья смотрит на вас и говорит: ,, 10 лет"! Смотрит на вас: "5 лет"! А если у вас совершенно честное лицо, ну тогда всего на 3 года. ("Вредный элемент").

Или такой пассаж о советских гражданах 20-х годов:

Елена Павловна. (…) А люди? Вместо дам — домашние хозяйки, и каждая машинистка считает себя барышней. Мужчины прозаичны, невоспитанны, их манеры ужасны... ("Шулер").

И когда в той же пьесе один из персонажей говорит: "Мы храним моральные ценности, благородные традиции и честь, честь прежде всего… Я пью за чистую совесть, за незапятнанное имя", — можно не сомневаться, что он выражает кредо самого Шкваркина.

(В статье использованы материалы моего жж verbinina.livejournal.com )