Происхождение Эркюля Пуаро

19 May 2020
141 full read
2,5 min.
234 story viewsUnique page visitors
141 read the story to the endThat's 60% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Как-то само собой так вышло, что, перечитывая сейчас романы Агаты Кристи, я заинтересовалась литературными предками Эркюля Пуаро. Сама Агата Кристи в поздних романах достаточно ясно высказалась о своих литературных предпочтениях (см., например, замечания устами Пуаро в "Часах" и начало романа "Третья девушка", в котором он — ни много ни мало — пишет на досуге историю детективной литературы).

В первом романе о Пуаро литературные аналогии прослеживаются достаточно четко: капитану Гастингсу выпала роль Ватсона, а Пуаро – Шерлока Холмса. (Кстати, в "Часах" Агата Кристи ставит образ Ватсона даже выше, чем образ Шерлока). Но я смутно помнила, что вроде бы упоминалось еще чье-то влияние — каких-то менее известных авторов, что вполне возможно (см., например, сборник Агаты Кристи "Партнеры по преступлению"/"Сообщники", в котором герои подражают детективам известных тогда авторов и где героиня говорит, что "прочитала все детективные романы за последние годы").

Википедия уверяет, что на создание образа Пуаро повлияли два персонажа:

1) французский сыщик (на самом деле секретный агент) Эркюль Попо (Hercules Popeau) из романа Мэри Беллок Лаундз (Belloc Lowndes) "Дом на отшибе" (The Lonely House) и

2) бывший французский сыщик Пуаре (Poiret или Jules Poiret) из рассказов Фрэнка Хауэла Эванса (Frank Howel Evans/Frank Howell Evans/Howel Evans; к нему и написанию его имени я вернусь позже).

Я всегда говорила (и продолжаю так считать), что любые данные, указанные в википедии, надо проверять, и доверять им можно с осторожностью. На практике они чаще всего могут быть лишь отправной точкой для более серьезного исследования.

Когда роман Мэри Беллок Лаундз довольно легко отыскался в интернете, я решила его прочитать. Правда, тут же начались странности. Во-первых, он был издан в 1920 году, одновременно с первым романом Агаты Кристи о Пуаро. Агата Кристи писала свой роман с 1916 года, долго искала издателя, затем издатель заставил ее переписывать финал, который происходил в зале суда. Сохранившийся черновик этого финала опубликовал Джон Карран (John Curran) в своей интереснейшей книге о записных книжках Агаты Кристи (Agatha Christie's Complete Secret Notebooks). Короче говоря, все было очень непросто (как это обычно и бывает с первыми романами). Ну, если очень захотеть, можно себе представить, что рукопись Беллок Лаундз попалась на глаза Агате Кристи (когда? как?), или где-то Беллок Лаундз хвалилась тем, какого замечательного героя она придумала, а Агата Кристи подслушала. Короче говоря, чтобы не блуждать в потемках, я решила просто прочитать роман.

Итак, "Дом на отшибе" (The Lonely House). Девушка-англичанка по имени Лили приезжает к родственнице на Ривьеру. В поезде Лили знакомится с молодым человеком, который ей нравится. У родственницы в том самом доме объявляется сын, который тоже ничего себе. Девушка общается с номером первым, с номером вторым… э… а где тут детектив, спросите вы?

Словом, в поезде был еще один попутчик, тот самый Попо — француз средних лет, невысокого роста, говорит по-английски с французским акцентом, "человек с типично французским практичным умом", "с толстым, бледным, добродушным лицом", слегка ухаживает за героиней, но в общем и целом остается в рамках друга, необходимого для действия романа. Потом героиня находит труп, затем объявляется еще один труп, но как-то на втором плане, потому что на первом все время героиня и ее поклонники. В конце концов преступников разоблачают, включая ту самую родственницу, и в финале романа Попо заявляет, что будет смотреть, как ей отрубят голову (казни во Франции были публичными до 1939 года, но в 20-м веке их уже как бы стыдились и обычно проводили в очень ранние часы, чтобы собирать как можно меньше зрителей). Это заявление тем более омерзительно, что раньше он высказывался в том духе, что родственница ему нравится.

Честно скажу, что я прочитала не весь роман и некоторые пассажи пропускала. Вообще, надо сказать, это типичная водянистая викторианская проза (викторианская не по времени создания, а по определяющему влиянию) с пространными фразами, страдающими юными героинями, коварными злодеями и мужественными героями. Что касается сюжета, то авторша сочла, что если приплетет к любовной истории несколько трупов, то у нее выйдет детектив. Не выйдет, и вообще такие скрещения жанров на практике крайне тяжело даются и удаются.

Как видно по тексту, Мэри Беллок Лаундз была автором очень среднего таланта — не бездарным, а именно что средним. И скажу откровенно: я сама не одно десятилетие пишу детективы и просто не могу представить себе, чтобы этот текст мог кого-то на что-то вдохновить. Эркюль Попо в романе — не более чем манекен, воплощающий представления англичан о французах: неглупый, говорливый и галантный. Он болтается где-то на втором плане, разбавляя встречи героини с ее поклонниками, общаясь с главой полиции Монако и так далее; по ходу дела выясняется, что он глава какого-то важного подразделения во французской секретной службе (the head of a very important branch of the French Secret Service) и сам секретный агент. Еще он играет в казино по системе, которая позволяет ему почти все время выигрывать.

Когда авторша пишет: "Эркюль Попо неутомимо изучал людей, но эта простая английская девушка была для него настоящей загадкой" (Hercules Popeau was a shrewd student of human nature, but this simple English girl was to him a real enigma), она ставит свою героиню слишком высоко. Когда он просит ее называть его "папа Попо" (Papa Popeau) и уверяет, что питает к ней только отеческий интерес, читателю становится смешно — но для автора, который по-прежнему мыслит категориями викторианского романа, тут все в порядке: раз сказал, значит, так тому и быть. Позже авторша добавляет, что 35 лет назад Попо был помолвлен с девушкой, которая умерла от туберкулеза, и хранил письма, которые она писала ему из Ментоны, но это одна из немногих живых черточек во всем образе (или пытающаяся таковой казаться).

Учитывая все обстоятельства, а также время публикации обеих книг, я не верю, что Агата Кристи вообще знала о существовании Эркюля Попо, не говоря уже о том, что он мог как-то повлиять на ее Пуаро. Я думаю, что это было очевидно и современникам, потому что Мэри Беллок Лаундз пыталась предпринимать против Агаты Кристи разнообразные действия, писала письма с жалобами и т.д., но все это ни к чему не привело. Кажется, Беллок Лаундз вообще помнят только потому, что Хичкок когда-то снял фильм "Жилец" по ее роману.

О другом возможном источнике влияния — забытом писателе Фрэнке Хауэле Эвансе — я расскажу в следующей статье.

Обложка (вернее, части суперобложки - передняя сторона и корешок) второго издания сборника "Расследования Пуаро". Этот вариант рисованного Пуаро будет еще несколько раз фигурировать на корешках первых изданий романов Агаты Кристи, пока мировой кризис и связанные с ним события не приведут к коренным изменениям в дизайне книг.
Обложка (вернее, части суперобложки - передняя сторона и корешок) второго издания сборника "Расследования Пуаро". Этот вариант рисованного Пуаро будет еще несколько раз фигурировать на корешках первых изданий романов Агаты Кристи, пока мировой кризис и связанные с ним события не приведут к коренным изменениям в дизайне книг.
Обложка (вернее, части суперобложки - передняя сторона и корешок) второго издания сборника "Расследования Пуаро". Этот вариант рисованного Пуаро будет еще несколько раз фигурировать на корешках первых изданий романов Агаты Кристи, пока мировой кризис и связанные с ним события не приведут к коренным изменениям в дизайне книг.