1926 subscribers

"Врага надобно или уничтожить, или перевоспитать". Горький, Булгаков и Сталин

1,3k full reads
1,4k story viewsUnique page visitors
1,3k read the story to the endThat's 89% of the total page views
2 minutes — average reading time

Сегодня я хотела бы поговорить об одном письме Горького Сталину. Это длинное послание датировано 12 ноября 1931 года, и его можно найти в интернете, а также в 20-м томе писем ПСС Горького. Оно как нельзя лучше показывает, что, общаясь со Сталиным, каждый сам становился немножечко Сталиным.

Михаил Булгаков
Михаил Булгаков
Михаил Булгаков

В письме Горький пишет:

«…мне прислали фельетон Ходасевича о пьесе Булгакова. Ходасевича я хорошо знаю: это - типичный декадент, человек физически и духовно дряхлый, но преисполненный мизантропией и злобой на всех людей. Он не может - не способен - быть другом или врагом кому или чему-нибудь, он “объективно” враждебен всему существующему в мире, от блохи до слона, человек для него - дурак, потому что живет и что-то делает. Но всюду, где можно сказать неприятное людям, он умеет делать это умно. И - на мой взгляд - он прав, когда говорит, что именно советская критика сочинила из “Братьев Турбиных” антисоветскую пьесу.

Булгаков мне “не брат, не сват”, защищать его я не имею ни малейшей охоты. Но - он талантливый литератор, а таких у нас - не очень много. Нет смысла делать из них “мучеников за идею”. Врага надобно или уничтожить, или перевоспитать. В данном случае я за то, чтоб перевоспитать. Это - легко. Жалобы Булгакова сводятся к простому мотиву: жить нечем. Он зарабатывает, кажется, 200 р. в м<еся>ц. Он очень просил меня устроить ему свидание с Вами. Мне кажется, это было бы полезно не только для него лично, а вообще для литераторов-“союзников”. Их необходимо вовлечь в общественную работу более глубоко. Это - моя забота, но одного меня мало для успеха, и у товарищей все еще нет твердого определенного отношения к литературе и, мне кажется, нет достаточно ясной оценки ее культурного и политического значения. Ну — достаточно!»

Действительно, достаточно.

Горький и Сталин
Горький и Сталин
Горький и Сталин

Это поразительное письмо интересно по многим причинам. Во-первых, примечателен тон, каким Горький выражается о Ходасевиче – тон, больше всего смахивающий на донос. Во-вторых, отрывок о Булгакове – просто убийственный. Фактически писатель Горький обсуждает другого писателя, своего коллегу, как возможного врага на уничтожение. Я уже не говорю о передергиваниях Горького, что Булгакову «жить нечем» - не в этом было дело, а в травле и цензуре. Но о них Горький не говорит ни слова, он пишет о самом простом – о деньгах, как будто за них можно купить писателя. Да, расположение какого-нибудь продажного строчкогона так и покупается, пусть только на словах и только пока платятся деньги; но неужели Горький был так глуп (ограничен, самонадеян – ненужное зачеркнуть), что полагал, будто Булгаков из этой породы?

В. Серов. Портрет Горького
В. Серов. Портрет Горького
В. Серов. Портрет Горького

Даже ранние письма Горького интересны именно тем, что они написаны умным, крепко битым жизнью и многое испытавшим человеком. Но вот Горький пишет Сталину – и словно сам Сталин водит его рукой, заставляет говорить сталинским языком и смотреть на людей с точки зрения системы ценностей советского вождя.

(Иллюстрации найдены в интернете. Подбирая их, я обратила внимание на то, как любопытно Серов нарисовал Горького - на картине получился черный человек с маленькой головой)