Анатомия Константинопольского Патриархата

16 September 2018
Анатомия Константинопольского Патриархата

Что представляет собой церковь, решившаяся на конфликт с РПЦ?

В свете нынешнего конфликта, связанного с абсолютно неправомерными действиями, предпринятыми константинопольским патриархом Варфоломеем I, становится интересным, что именно представляет из себя сама Константинопольская Православная Церковь, в обход канонического права берущаяся решать вопросы других территорий.

Когда-то Константинопольская Патриархия и впрямь была первой церковью православного мира не только ‘’по чести’’, но и по объективному положению. Александрийская, Антиохийская и Иерусалимская церкви пребывали под властью мусульманских монархов, число их паствы постоянно сокращалось, а сами они были зависимы от благосклонности своих иноверческих правителей… В то же время, Константинопольская Церковь, помимо нахождения в своей юрисдикции Византии, а позже и франкократических государств на территории современной Греции, имела в своём составе Сербию, Болгарию и, наверное, самую крупную тогда православную страну – Русь. Но времена прошли, митрополия Росии, из-за перехода Константинополя в униатство, отделилась, Сербская и Болгарская православные церкви получили свою автокефалию, и, более того, отдельной церковью, после получения независимости – из-за опасения сохранить от османского государя зависимость церковную, стала Элладская Православная Церковь, а после потери ряда территорий с крупным христианским населением в ходе Первой Балканской войны и греко-турецкого обмена населением, когда исключение было сделано лишь для Западной Фракии с одной стороны, и Константинополя с окрестностями с другой, каноническая территория и число прихожан КПЦ резко упали, угрожая сделать Вселенский Патриархат церковью для нескольких тысяч человек в Стамбуле. Ситуацию спасла греческая диаспора.

Времена величия Константинополя уже давно прошли...
Времена величия Константинополя уже давно прошли...

Созданная в 1921 году Греческая архиепископия Северной и Южной Америки поначалу была в составе Элладской Православной Церкви, но, однако, уже на следующий год была переведена в юрисдикцию Константинополя, с выделением из неё митрополий Канады (Торонтская), Мексики и Центральной Америки (Мехико) и Южной Америки (Буэнос-Айрес) в 1996 году. Именно на территории США и проживает большинство верующих КПЦ - 2 800 000 из 5 255 000. Также на территории Северной Америки, в юрисдикции Константинопольского патриархата, находятся и Украинская Православная Церковь в США и рассеянии, Украинская Православная Церковь в Канаде, Американская Карпаторусская Православная и Албанская Православная епархии, отделённые от греческих диоцезов, но также входящие в структуру КП.

Троицкий кафедральный собор в Нью-Йорке, США
Троицкий кафедральный собор в Нью-Йорке, США

Именно Константинополю подчиняются все греческие приходы в ЕС, Швейцарии, Норвегии и Исландии. В лоне КПЦ находится Западноевропейский экзархат русских приходов, появившийся отдельно от РПЦЗ в результате деятельности митрополита Евлогия, первоначально руководившего приходами Московского Патриархата в Западной Европе, но отлучённого затем в 1930 году за совместную молитву с архиепископом Кентерберрийским, и, затем, вместе со значительным числом своей паствы, перешедшего под юрисдикцию КПЦ.

Александро-Невский собор на рю Дарю (Париж)
Александро-Невский собор на рю Дарю (Париж)

Также в Европе в юрисдикции КП находятся Финляндская Автономная Православная и Эстонская Апостольская Православная церкви, с порядка 58 и 20 тысяч верующих соответственно. Впрочем, касательно последней, следует отметить, что до присоединения к СССР, число её прихожан составляло 210 тысяч. В обоих случаях руководители церквей сами обращались с просьбой о принятии к Константинополю, однако, всё же, в обоих случаях речь шла о канонической территории РПЦ.

Формально Константинополю принадлежат и ‘’новые территории’’, завоёванные Грецией как раз в ходе Первой Балканской войны, однако, по сути, де-факто они принадлежат ЭПЦ. Реальный контроль КПЦ над имеет над Критской Полуавтономной Православной Церковью, получившей полуавтономию в 1965 году, а также над Додеканесскими островами, возвращённых Греции Италией уже после Второй Мировой войны. Однако население на этих территориях в сумме составляет менее миллиона человек, не все из которых, к тому же, православные, так что численный перевес прихожан в итоге остаётся за Америкой и Европой. Стоит учесть и экономическую бедность этих регионов даже по меркам итак кризисной Греции – таким образом, у американских прихожан КПЦ возможностей для влияния на иерархию в Фанаре оказывается гораздо больше, чем у её прихожан в Греции.

Есть у Константинопольской Церкви и пять действующих епархий собственно в Турции, но, увы, общее число её прихожан там равняется порядка 2000 человек, что гораздо ниже, чем число других христиан в Турецкой Республике – например, миафизитов или католиков. Связанно это прежде всего с Стамбульским погромом 1955 года, когда, на фоне сноса дома Ататюрка в Салониках, и из-за ухудшения отношений с Грецией из-за Кипра, тысячи невинных греков, уже давно граждан Турции, и, соответственно, по её же законодательству – турок, были убиты при прямом попустительстве и даже поддержке тогдашнего режима. После этого число православных в городе сокращается до 7 тысяч в 1978 году, при 119 тысячах в 1927. Отдельно стоит отметить тот факт, что, по турецкому закону, патриархом Константинополя может быть только гражданин Турции по рождению – патриарх Варфоломей, родившийся на острове Гёкчеада близ Галлиполи, этому условию удовлетворяет, но что будет потом?

Храм святого Георгия в Стамбуле, главный храм Церкви.
Храм святого Георгия в Стамбуле, главный храм Церкви.

В итоге, как можно заметить, абсолютное большинство паствы Константинопольской Православной Церкви проживает на территории США, Северной Америки вообще, а также стран Евросоюза помимо Греции. Да и возможностей для влияния на курс Фанара у них гораздо больше. Пока что ещё рано говорить о прямом американском влиянии на вопрос по автокефалии, но уж слишком это решение выгодно США, идя, к тому же, в разрез с православным каноническим правом и вместе с ухудшением отношений с Русской Православной Церковью, при этом, при её поддержке со стороны абсолютного большинства поместных православных церквей – и при полном отсутствии поддержки у Константинополя. Константинопольский Патриархат решил встать на тропу войны, но сможет ли он выстоять в ней против подавляющего большинства мирового православия? Помогут ли американские ‘’ляхи’’ тогда, когда даже Польская Православная Церковь твёрдо выразила свою поддержку России?

Автор - Никита Новский